Неисполнение обязательств по договору судебная практика

Содержание

Взыскание неустойки, процентов, штрафов с должника: порядок расчета, судебная практика, советы юристов | Двитекс

Неисполнение обязательств по договору судебная практика

При неисполнении одной из сторон договора своих обязательств по договору, как правило, у другой стороны возникают убытки, связанные с данным исполнением. Одним из способов компенсировать данные убытки является на практике взыскание штрафных санкций за нарушение условий договора с другой стороны.

Такие штрафные санкции могут быть установлены договором, заключенным сторонами, либо предусматриваться законодательством, в том числе специальным законодательством, регулирующим отдельные правоотношения, которые, по мнению законодателя, являются социально важными и потому подлежат особому регулированию.

Неустойка может компенсировать все убытки или наоборот, не исключать взыскание, помимо неустойки, убытков в установленном порядке. В настоящей статье мы разберемся с основными видами ответственности, поговорим о порядке начисления штрафных санкций и взыскания.

Также в статье вы найдете калькулятор договорной неустойки и процентов по статье 395 ГК РФ.

Неустойка

Неустойка, по своей правовой природе, является одним из способов обеспечения обязательств, т.е. неким “мотиватором”, направленным на побуждение другой стороны к надлежащему исполнению своих обязательств. 

В соответствии со статьей 330 Гражданского кодекса Российской Федерации, неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. 

Таким образом, неустойка (штраф и пени) являются штрафными санкциями, обязанность выплаты которых возникает только в случае нарушения установленных условий.

Важно отметить, такие штрафные санкции не всегда должны исходить из условий договора, законом может быть предусмотрена своя мера ответственности за соответствующее нарушение (например, Законом о защите прав потребителей предусмотрен размер неустойки за невыполнение обязательств перед потребителем; Законом об участии в долевом строительстве предусмотрен размер неустойки за просрочку передачи объекта участнику долевого строительства и т.д.).

Отличия пени от штрафа

Неустойкой именуется общее понятие штрафных санкций, которые могут быть применены к виновной стороне. Она в свою очередь подразделяется на понятия «пени» и «штраф».

Пени (пеня) – это неустойка, которая устанавливается договором или законом на случай просрочки исполнения обязательства и исчисляется за каждый определенный отрезок времени. Особенность неустойки заключается в том, что она обладает нарастающим итогом. 

Например, неустойка за просрочку оплаты по Договору – 0,1% в день. Просрочка в оплате – 60 дней. Соответственно, исходя из указанных условий, размер неустойки составляет 6% от неоплаченной цены по Договору (0,1% * 60 = 6%), то есть, размер неустойки растет с каждым днем.

Штраф – это неустойка, которая устанавливается в твердом эквиваленте (денежном и в виде определенной процентной ставки) и взыскивается однократно. Обычно, штраф используется для того, чтобы установить единовременный штраф за допущение какого-либо нарушения. 

Например, штраф за поставку некачественного Товара – 10%. Или, штраф за поставку некачественного Товара составляет 10 000 рублей. Соответственно, данный штраф начисляется единожды за допущение конкретного нарушения (в данном случае за поставку некачественного Товара). 

Какая неустойка за просрочку платежа по договору или иное нарушение может быть установлена?

В теории неустойка делится также на 4 вида: 

  • зачетная (сумма взысканной неустойки вычитается из суммы подлежащих взысканию убытков)
  • исключительная (взыскание неустойки исключает взыскание убытков)
  • альтернативная (сторона вправе выбрать: взыскать неустойку или убытки)
  • штрафная (убытки взыскиваются помимо неустойки, сверх суммы неустойки)

Стороны в договоре могут предусмотреть различный характер неустойки, также в ряде случаев законодатель устанавливает вид неустойки в нормативном акте.

Помимо теоретического значения, определение вида неустойки имеет также и практическое значение, заключающееся в том, что взыскание договорной или законной неустойки, за исключением неустойки, которая носит штрафной характер, исключает начисление процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ, а взыскание же штрафной неустойки допускает одновременное взыскание и процентов по ст. 395 ГК РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17).

На практике стороны в договоре устанавливают неустойку в виде размера процента за каждый день просрочки (например, 0,1%, 0,5%, 1% за каждый день просрочки), либо размер неустойки можете приравниваться к ставке рефинансирования, ключевой ставке (с 2016 года ставка рефинансирования приравнена к ключевой ставке), может устанавливаться, к примеру, 1/150, 1/300 ставки рефинансирования, либо размер устанавливается в твердой сумме, в том числе за каждый день просрочки (например, 500 рублей за каждый день просрочки). Также в договоре может содержаться ограничение общей суммы неустойки (“но не более 10% от суммы договора”, “но не более цены непоставленного товара” и т.д.). Сумма, от которой рассчитывается неустойка, также варьируется (от всей цены договора, от цены неоплаченного товара, непоставленного товара, невыполненной работы, неоплаченной работы и т.д.). Поэтому при расчете неустойки за просрочку необходимо внимательно изучить условия договора (закона, если неустойка установлена законом) и учесть все условия расчета.

Вы можете рассчитать онлайн неустойку по договору на калькуляторе, размещенном ниже.

Неустойка (штраф) может устанавливаться за различные нарушения условия договора, просрочку исполнения обязательства: нарушение сроков выполнения работ, поставки товара, нарушение срока оплаты, расторжение договора, непредставление документов и т.д.

Неустойка за расторжение договора

В судебной практике можно встретить споры относительно возможности установления неустойки как меры ответственности за расторжение договора (например, условия в договоре, подобного этому: “в случае расторжения договора в одностороннем порядке сторона, заявившая о расторжении договора, выплачивает штраф в размере 10% от цены контракта).

С одной стороны, принцип свободы договора должен позволять устанавливать любые условия в договоре, не запрещенные законом.

И установление такой неустойки является логичным – сторона, заключая договор рассчитывает на сотрудничество, надлежащее исполнение договора, и если вторая сторона “передумает”, то добросовестная сторона понесет убытки: будет вынуждена искать нового контрагента, заключать договор, устанавливать новые сроки, возможно, выплатит неустойку за просрочку своему заказчику, будет вынуждена оплачивать товар/работу по более дорогой цене и т.д. С другой стороны, такая неустойка может ограничить право стороны на расторжение договора, которое предоставлено ей законом. Также является спорным вопросом действие условия о неустойке, предусмотренного в договоре, который прекратил свое действие. 

Источник: https://www.dvitex.ru/poleznoe/biznes/vzyskanie-debitorskoy-zadolzhennosti/vzyskanie-neustoyki-protsentov-shtrafov-s-dolzhnika-poryadok-rascheta-sudebnaya-praktika-sovety-yuri/

Неисполнение обязательств: гражданско-правовое нарушение или мошенничество? — Audit-it.ru

Неисполнение обязательств по договору судебная практика

Журнал “Экономические преступления” № 3/2009

Анатолий Савченко, судья в отставке, доцент кафедры конституционного и административного права

Южно-Уральского государственного университета (г. Челябинск)

Сложно даже представить гражданско-правовой спор, в котором одной из сторон выступает лицо, похитившее имущество, требуя признать хищение сделкой ввиду того, что им приняты меры к полному возмещению вреда.

Между тем обратная ситуация вполне реальна и имеет место на практике.

Как бы парадоксально это ни звучало, неисполнение обязательств по гражданско-правовому договору при наличии определенных обстоятельств может быть квалифицировано судом как экономическое преступление.

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо1.

В ст. 1 Протокола № 4 от 16.09.63 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. сформулирована норма международного права, в соответствии с которой «никто не может быть лишен свободы лишь на том основании, что он не в состоянии выполнить какое-либо контрактное обязательство».

Насколько обеспечивается действие этой нормы в России и как правильно разграничить неисполнение договорных обязательств и преступление в сфере экономики?

Позиция Верховного Суда РФ

К сожалению, Верховный Суд РФ ни в одном из своих разъяснений, имеющих целью обеспечение правильного и единообразного применения судами норм уголовного права, не дает четких ответов по давно назревшей в правоприменении проблеме, касающейся права субъекта гражданско-правовых отношений не быть лишенным свободы в связи с невыполнением какого-либо обязательства.

Стоит особо подчеркнуть, что речь идет об обязательстве, которое сторона принимает в силу договора.

В договоре прописаны последствия и конкретные санкции за невыполнение взятого обязательства, применяемые в порядке гражданского судопроизводства, в ресурсе которого имеются механизмы восстановления нарушенного права и понуждения недобросовестного участника исполнить обязательства.

Лишь отчасти оценка рассматриваемой проблеме дана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.07 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Как указано в абз. 2 п.

3 данного постановления, «злоупотребление доверием при мошенничестве также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства)».

Согласно п.

5 постановления, в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, по мнению Пленума ВС РФ, могут свидетельствовать следующие обстоятельства: заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

В то же время Пленум ВС РФ указывает, что упомянутые обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

Реалии практики

Если проанализировать рекомендации Пленума ВС РФ, получается, что умысел на хищение определяется лишь фактом неисполнения обязательства.

Определение наличия умысла основывается на умозаключении следователя о фиктивности гражданско-правового обязательства. Стало быть, договор ревизируется должностным лицом, практикующим в области уголовного процесса, вне рамок гражданского судопроизводства и без соответствующих полномочий.

Вся процедура гражданского судопроизводства (признания судом конкретной сделки мнимой) заменяется суждением следователя, сформулированным в одном слове «якобы» («якобы для исполнения договора»).

В результате наличие умысла на мошенничество в действиях недобросовестного участника гражданско-правовой сделки является уже «заданным параметром» для судьи, который рассматривает обоснованность предъявленного обвинения в мошенничестве.

При таком подходе к усмотрению умысла на мошенничество перечень обстоятельств, свидетельствующих о преступных
намерениях участника гражданско-правового договора, может расширяться до бесконечности, а вся процедура разбирательства уголовного дела сводится к формальности с предсказуемым результатом — обвинительным приговором.

Так, например, на практике об умысле на мошенничество может свидетельствовать и частичное исполнение обязательств по договору. Это обстоятельство суд расценивает как создание видимости исполнения обязательств, без намерения его исполнить. Кстати, в правоприменительной практике такой подход имеет место.

> Л. была осуждена за мошенничество, т. е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере (ч. 4 ст.

159 УК РФ) и приговорена к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3,5 года, а также штрафу в размере 50 тыс. руб.

Обстоятельства совершения ею преступления в приговоре изложены следующим образом.

В феврале – марте 2005 г. Л. узнала, что у ООО «А» имеется транспортное средство, предназначенное для продажи, и у нее возник умысел на хищение данного транспортного средства. Реализуя свой преступный умысел, Л.

заявила представителям ООО «А» о намерении приобрести данное транспортное средство на условиях отсрочки платежа, в то время как фактически не собиралась оплачивать его. Тем самым Л.

вводила в заблуждение представителей ООО «А» относительно добросовестности своих намерений.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a52/186079.html

Коронавирус и договоры: мнение Верховного Суда

Неисполнение обязательств по договору судебная практика

Коронавирус — форс-мажор?
А если форс-мажор, то можно не платить?
Можно ли отказаться от договора в связи с изменением обстоятельств?
Из-за нерабочих дней срок исполнения обязательств переносится?

Основной вопрос, который возникает у бизнеса в текущей ситуации, — является ли коронавирус обстоятельством непреодолимой силы, или форс-мажором.

Форс-мажор — это всегда чрезвычайные и непредотвратимые события (ст. 401 ГК РФ).

При этом чрезвычайность означает, что обстоятельства исключительные и выходят за рамки обычных в конкретных условиях. А говорить о непредотвратимости можно, если ни один участник гражданского оборота, ведущий такую же деятельность, не может этих обстоятельств избежать (Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, далее — Постановление № 7).  

Поэтому отсутствие денег не форс-мажор: есть ли они, напрямую зависит от предпринимателя. Если контрагент нарушает обязательства или недобросовестно действуют представители самой компании, это тоже нельзя назвать форс-мажором  (п. 8 Постановления № 7).

Но коронавирус внёс в это толкование свои коррективы. В Обзоре Президиума ВС РФ от 21.04.2020 № 1 (далее — Обзор № 1), кроме чрезвычайности и неотвратимости, значится ещё одна характеристика форс-мажора — относительность. Одно и то же обстоятельство для одних может быть форс-мажором, для других — нет.

А значит, обстоятельством непреодолимой силы может быть и отсутствие денег — если это следствие ограничений, введённых из-за пандемии.

Столовая лишилась выручки, потому что была принудительно закрыта из-за коронавируса. В этой ситуации никакой разумный и осмотрительный предприниматель не избежал бы финансовых потерь. А значит, отсутствие денег не зависит в данном случае от воли организации, а вызвано ограничительными мерами, которые ввело государство для борьбы с пандемией.

Выводы Верховного Суда:

  1. Сам по себе коронавирус не может считаться форс-мажором для всех без исключения.
  2. Решая, стал ли вирус обстоятельством непреодолимой силы, нужно учитывать, чем занимается компания, как работает в условиях ограничительных мер, в чём суть обязательства и когда компания должна его исполнить.
  3. Учитывается также, насколько разумно и добросовестно ведёт себя должник.

Доказывать форс-мажор должен должник. Для этого можно использовать официальные документы:

  • заключения и свидетельства уполномоченных органов и организаций, которые подтверждают обстоятельства непреодолимой силы, — например свидетельства Торгово-промышленной палаты;
  • нормативные акты субъектов РФ, в которых говорится о форс-мажорном характере пандемии (например, п. 20.1 Указа мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ).

Кроме того, нужно будет доказать причинно-следственную связь между ограничительным мероприятием и неисполнением обязательства по договору. 

В регионе запретили проводить массовые мероприятия, поэтому у ИП, который организует командообразующие выезды, мизерная выручка за II квартал. Из-за этого предприниматель не может оплатить поставленное ему верёвочное снаряжение. 

В регион запретили въезжать транспорту из других областей, кроме машин экстренных служб. Из-за этого производитель фермерского оборудования не смог вовремя собрать заказ: в регионе не было нужных комплектующих, а привезти их из соседнего региона не было возможности.

А если форс-мажор, то можно не платить?

Предположим, факт форс-мажора подтвердился или кредитор его не оспаривает. Значит ли это, что должник освобождается от обязательств по сделке и может не платить по кредиту или не поставлять товары? Верховный Суд говорит: нет (п. 9 Постановления № 7).

Форс-мажор означает лишь, что должник не должен платить пени и штрафы за нарушение сроков, которые зафиксированы в договоре. Нельзя взыскать с должника и убытки, если они возникли из-за того, что он заплатил или поставил товар невовремя (п. 3 ст. 401 и п. 2 ст. 405 ГК РФ).

Производитель ламп для маникюрных салонов не может заплатить своему поставщику вовремя, потому что салоны закрыты и новые лампы никто не заказывает. В договоре с поставщиком прописано, что за каждый день просрочки начисляется пеня, но из-за форс-мажора они не начисляются. 

Что касается самого обязательства, нужно проверять, можно ли его исполнить, когда форс-мажор прекратится. А если можно, то будет ли кредитор по-прежнему в этом заинтересован.

Кредитор вправе вообще отказаться от договора, если вызванная форс-мажором просрочка сводит на нет всю выгоду от договора (Постановление № 7).

Сделать это можно в любой момент, в том числе не дожидаясь окончания форс-мажора.

Компания сдаёт в аренду насосное оборудование. Из-за пандемии арендатор приостановил работы и не платит по договору. Арендодатель вправе потребовать оборудование обратно. Но когда пандемия кончится, арендатор должен будет заплатить за время, пока оборудование было у него.

Можно ли отказаться от договора в связи с изменением обстоятельств? 

Кроме форс-мажора, есть ещё один механизм, который позволяет избежать ответственности за неисполнение обязательств по договору. Это существенное изменение обстоятельств.

Любая из сторон вправе отказаться от договора, если появились обстоятельства, которые стороны не могли предвидеть при заключении договора, а если бы могли, то не заключали бы сделку или заключили бы её на других условиях (ст. 451 ГК РФ).

Ситуация с COVID-19 под это определение подпадает идеально. Предвидеть масштаб карантинных мер было невозможно даже в феврале 2020 года, не говоря уж про более ранние периоды.

А если бы стороны знали о таких мерах, то внесли бы в договор новые условия или вообще не заключали бы его.

Верховный Суд подтвердил этот  вывод и признал: расторгать договоры из-за коронавируса можно (вопрос 8 Обзора № 1).

Основной сценарий в такой ситуации — именно расторжение, а не изменение договора. Изменить условия договора можно только в исключительных обстоятельствах: 

  • если расторжение договора противоречит общественным интересам;
  • если ущерб от расторжения договора значительно превысит затраты на его исполнение в изменившихся условиях.

Но из этого правила есть исключения. Они могут быть установлены в самом договоре или в специальных законах. 

Договор аренды нежилого помещения заключён до того, как были приняты ограничительные меры. Из-за коронавируса арендатор не может платить по договору. Основной сценарий для таких ситуаций — изменение, а не расторжение договора (ст. 19 Федерального закона от 01.04.2020 № 98-ФЗ). 

Арендатор может требовать изменить договор: внести условие по отсрочке или рассрочке платежа или снизить плату за период, когда арендатор не мог использовать помещение (Обзор № 1).

Из-за нерабочих дней срок исполнения обязательств переносится?

Судьи считают, что переносить срок выполнения обязательств на первый рабочий день  (ст. 193 ГК РФ) можно только из-за выходных и нерабочих праздничных дней по ТК РФ.

Нерабочие дни, которые объявил президент, — это санитарно-эпидемиологические меры. Их нельзя считать нерабочими в том смысле, который придаётся этому термину в ст. 193 ГК РФ. 

А значит, если дедлайн по договору приходится на эти «карантинные» нерабочие дни, оснований для переноса сроков нет (вопрос 5 Обзора № 1).

Такой вывод основан на двух обстоятельствах, говорится в Обзоре.

  • Нерабочие дни по указам — не всеобщие. Могла ли компания продолжать работу, зависело от отрасли и региона.
  • Если бы сроки по всем обязательствам сдвинулись, это бы затормозило исполнение всех без исключения гражданских обязательств на долгий период, а власти в этом не заинтересованы.

Течение сроков исковой давности с 30 марта по 12 мая не прерывается и не приостанавливается автоматически. Каждый случай нужно рассматривать отдельно — с учётом ограничений в регионе (вопросы 5 и 6 Обзора № 1). При этом суды должны выяснять, насколько эти меры мешали компании обратиться в суд в установленный срок.

Если последний день срока давности приходится на нерабочий период, он тоже не переносится (вопросы 5 и 6 Обзора № 1).

Алексей Крайнев, налоговый юрист

Источник: https://kontur.ru/articles/5770

Судебная практика: договорные отношения

Неисполнение обязательств по договору судебная практика

В свежем обзоре судебной практики рассмотрим споры, основанные на нормах Гражданского кодекса, регулирующих деловые отношения. Действия недобросовестных контрагентов, взыскание ущерба и договорные отношения — позиции арбитражей будут полезны практикующим юристам.

Тринадцатый апелляционный арбитражный суд рассмотрел порядок применения эстоппеля в споре между двумя коммерческими организациями. Судьи определили условие, при котором это условие не работает.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к другому закрытому акционерному обществу о признании недействительным договора лизинга и применении последствий его недействительности в виде возврата истцом предмета лизинга и обязания ответчика возвратить уплаченные ему по договору денежные средства. Оказалось, что по условиям договора лизинга лизингодатель обязался приобрести у ответчика комплект измерительного оборудования и предоставить на определенный срок права владения и пользования данным имуществом лизингополучателю, а лизингополучатель обязался принять указанное имущество за плату во временное владение и пользование. Ответчик по договору купли-продажи купил у указанного истцом продавца оборудование, которое затем и передал истцу по актам. В свою очередь истец выявил в процедуре заключения договора нарушение требований Устава АО: сделку утвердил лично генеральный директор истца без одобрения Совета директоров.

Суд первой инстанции рассмотрел дело № А56-35361/2016 и отказал в иске со ссылкой на пункт 2 статьи 431.1 Гражданского кодекса РФ, которой закреплен так называемый эстоппель, а именно невозможность требования признания соглашения недействительным стороной, которая приняла от контрагента исполнение по договору, а свое обязательство не исполнила.

Хотя истец и указал, что договор лизинга не получил корпоративного одобрения, которое было необходимо по его уставу для «сделок, связанных с привлечением финансирования», суд указал, что истец первоначально произвел шесть лизинговых платежей, а только потом потребовал признать сделку недействительной. Арбитры усмотрели в этом противоречие.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела выяснилось, что изначально ответчик решил «перестраховаться». Он испросил у истца заверение, что спорный договор лизинга не является «сделкой, связанной с привлечением финансирования» . Письменный отрицательный ответ истца оказался весомым доказательством.

Поэтому Тринадцатый апелляционный арбитражный суд, который и поставил точку в споре, сослался не на одну, а на две новые нормы ГК, включая правило о заверениях по нормам статьи 431.2 ГК РФ.

2.Деловые переговоры должны быть добросовестными с обеих сторон

Арбитражный суд Московского округа пришел к выводу, что в случае введения в заблуждение на переговорах потенциального партнера недобросовестная сторона должна возмещать упущенную выгоду второй стороны. При этом не играет роли причины, по которым сделка не состоялась.

Коммерческая организация, владеющая складом в подмосковном городе, вела переговоры об аренде с торговой сетью «Ашан». Переговоры продолжались восемь месяцев, первоначально договор должны были заключить в марте 2016 года, но «Ашан» неоднократно просил перенести срок.

Однако владелец склада надеялся на сделку и не сдавал склад в аренду другим организациям, поскольку ритейлер проводил юридический и финансовый анализ документов, направлял запросы, согласовывал коммерческие и технические условия сделки.

Все это заставляло арендатора верить в реальность намерений потенциального контрагента. Однако когда торговая сеть получила от организации уже оформленный с его стороны договор, ретейлер перестал выходить на контакт.

В связи с этим организация обратилась в арбитражный суд с иском, в котором выдвинула требование о взыскании с «Ашана» 15,6 млн рублей упущенной выгоды.

Арбитражные суды двух инстанций рассмотрели дело № А41-90214/2016 и удовлетворили иск организации. Судьи напомнили, что п. 2 статьи 434.1 ГК РФ устанавливает, что стороны деловых переговоров должны вести себя добросовестно. Арбитры считают, что если одна из сторон переговоров неоправданно и внезапно для другой прекратила такие переговоры, пострадавшая организация может требовать возмещения убытков. В спорной ситуации организация расторгла договоры с четырьмя предыдущими арендаторами, чтобы подготовить помещения для «Ашана». Из-за этого она потеряла 15,6 млн рублей, которые она могла получить от них в апреле-августе 2016 года за аренду. В качестве доказательства истец представил судьям деловую переписку. И хотя ответчик утверждал, что сделка не получила корпоративного одобрения, поэтому сорвалась, суд принял сторону истца.

Если покупатель исполнил свои обязательства по договору поставки, перечислив продавцу аванс за товар, а продавец своевременно не осуществил отгрузку, то покупатель имеет право отказаться от товара и потребовать расторжения договора и возврата предоплаты. Так решил Верховный суд РФ.

Две организации заключили договор поставки, согласно которому поставщик обязался поставлять покупателю товар, наименование которого, цена, количество, сроки поставки и условия оплаты определялись спецификациями. По условиям договора покупатель обязался оплачивать товар на условиях 100% предоплаты стоимости партии товара в течение 3 банковских дней после получения счета на оплату.

В исполнение принятых обязательств он перечислил продавцу 2,97 млн рублей. Однако поставщик нарушил условия договора и не отгрузил товар в установленный срок. Продавец заявил об утрате интереса на поставку товара в полном объеме и указал на неисполнение поставщиком обязанности по возврату предоплаты.

С требованием вернуть аванс и проценты за пользование деньгами он обратился в арбитражный суд.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, с ответчика в пользу истца взыскано 2,97 млн рублей долга. Верховный суд РФ определением от 21 января 2016 г. N 304-ЭС15-17910 оставил судебные акты в силе. Суд указал, что, удовлетворяя исковые требования, суды руководствовались положениями статьи 309 ГК РФ, статьи 310 ГК РФ, статьи 328 ГК РФ и статьи 506 ГК РФ. Арбитры исходили из отсутствия оснований для удержания суммы предоплаты ввиду недоказанности встречного предоставления со стороны ответчика как поставщика на эту сумму. Довод ответчика о том, что покупатель внес неполную предоплату, в связи с чем поставщик приостановил отгрузку товара, был арбитрами отклонен.

4. Решения собрания учредителей не могут оспорить наследники руководителя

После смерти учредителя организации, который одновременно являлся ее руководителем, другие собственники имеют право назначить на место директора новое лицо. При этом, если наследники покойного хотят оспорить такое решение, они должны доказать наличие у них такого права в соответствии с законом об обществах с ограниченной ответственностью. Так решил Арбитражный суд Центрального округа.

Две гражданки обратились в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительным решения внеочередного собрания участников общества, на котором был избран новый руководитель.

Собрание было созвано в связи со смертью директора и необходимостью избрания ему замены. Новым директором ООО стал еще один учредитель, о чем была сделана запись в ЕГРЮЛ в установленном порядке.

Однако наследницы умершего сочли свои права нарушенными.

Суды трех инстанций, включая Арбитражный суд Центрального округа, отказали истцам в удовлетворении иска. Арбитры в постановлении от 9 ноября 2016 г. по делу N А83-5810/2015 отметили, что на момент созыва собрания участников ООО для переизбрания руководителя наследники умершего учредителя еще не обладали необходимыми правами. В частности, они напомнили, что по нормам статьи 43 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” решение общего собрания участников общества может быть оспорено, только если оно было принято с нарушением требований законодательства, устава ООО или нарушает права и законные интересы участника общества. При этом принятое наследство признается принадлежащим наследнику в полном объеме со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия и вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество, как это определено в статье 1152 ГК РФ.Поскольку на момент созыва собрания наследники еще не вступили в наследство, но уже обратились к нотариусу с заявлением о принятии мер по охране наследственного имущества в порядке статьи 1172 ГК РФ, они просили рассмотреть вопрос о возможности заключения договора доверительного управления одним из них. Общество, в свою очередь, предоставило наследникам возможность принять меры по доверительному управлению наследуемой долей в разумный срок и в связи с их непринятием имело право совершать необходимые действия без участия такого доверительного управляющего в целях обеспечения своей хозяйственной деятельности и соблюдения баланса интересов и прав участников. При этом никаких доказательств наличия у них наследственного права, кроме факта обращения к нотариусу, истцы не предоставили.

Источник: https://ppt.ru/news/140981

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.