Ненадлежащий способ защиты права

Правовые последствия выбора ненадлежащего способа защиты права

Ненадлежащий способ защиты права

Безусловно, суды далеко не всегда действуют столь формально и не всегда неверный выбор способа защиты нарушенного права приводит к отказу в удовлетворении заявленных требований[1]. И тем не менее неверный выбор способа защиты влечет существенные правовые риски, которые могут привести к не менее существенным материальным и организационным потерям.

В качестве примера достаточно привести дело, разрешенное в конечном итоге Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 09.02.2010 N 13944/09 по делу N А56-31225/2008.

В данном деле ЗАО “Невский гранит”, пытаясь вернуть свои 2/3 трансформаторной подстанции, прошел “три круга”, то есть дело трижды рассматривалось судами первой, апелляционной и кассационной инстанций.

Соответственно, указанное ЗАО трижды уплатило госпошлину.

И если бы не Президиум ВАС РФ, разрешивший этот спор[2], был бы вполне возможным и “четвертый круг”, поскольку причина мытарств ЗАО “Невский гранит” – неверный с точки зрения судов выбор способа защиты права.

Данная проблема усугубляется еще и тем, что некоторые виды исков формируются самостоятельно, судебной практикой, поскольку непосредственно (то есть прямо и недвусмысленно) законом они не определены. Например, это иски о признании недействительным зарегистрированного права собственности[3], а также о признании этого права отсутствующим.

Разграничение между широко известными видами исков также далеко не всегда проводится последовательно и единообразно даже на уровне высших судебных инстанций.

Пример: соотношение иска об изъятии имущества из чужого незаконного владения (виндикация, ст. 301 ГК РФ) и иска о применении последствий недействительной сделки (реституция, ст. 167 ГК РФ).

Конституционный Суд РФ в резолютивной части Постановления от 21.04.2003 N 6-П[4] прямо указал, что последствия недействительной сделки не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом. То есть в случае изъятия имущества из чужого незаконного владения реституция не применяется.

Однако Президиум ВАС РФ дал иное разъяснение. Если лицо, передавшее имущество во исполнение недействительной сделки, обратится с требованием о его возврате из чужого незаконного владения другой стороны сделки на основании ст. 301 ГК РФ, суд откажет в удовлетворении иска, поскольку в этом случае применяются нормы о последствиях недействительных сделок[5].

Данные разъяснения не согласуются между собой, поэтому неизбежны и неудивительны ошибки в выборе способа защиты, особенно если оба приведенных механизма (реституция и виндикация) направлены на достижение одной цели – возврат имущества.

Поэтому истцы и ответчики (последние при предъявлении встречного иска) находятся в сложной ситуации.

В связи с этим целесообразно обратить внимание на следующий документ – совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ N10 и ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”. Для данной ситуации в нем наиболее важен п. 3.

Данный пункт устанавливает следующее.

1. Если на стадии принятия иска суд пришел к выводу, что избранный способ защиты права собственности или другого вещного права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не может являться основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения.

2. Суд должен определить на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, из какого правоотношения возник спор и какие нормы права должны применяться при разрешении спора.

3. Принимая решение, суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам.

4. Ссылка истца в исковом заявлении на неприменимые, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Последнее разъяснение представляется особенно важным, поскольку оно нацелено на возрастание роли суда в арбитражном процессе и, в частности, подтверждает право суда на квалификацию отношений сторон, отличную от изложенной истцом в исковом заявлении[6]. Также нельзя не отметить, что в судебной практике данное разъяснение применяется не только в отношении споров по поводу вещных прав, но и к иным видам споров, в частности обязательственным[7].

Остается надеяться, что дальнейшее применение указанного разъяснения будет способствовать изживанию практики, когда единственным основанием отказа в удовлетворении иска является “выбор истцом ненадлежащего способа защиты своего права”.

Источник: https://lawfirm.ru/news/index.php?id=1712

Ненадлежащий способ защиты права *

Ненадлежащий способ защиты права
Bychkov A.I. Due way of protection of right.

Бычков Александр Игоревич, начальник юридического отдела ЗАО “ТГК “Салют”.

В настоящей статье рассматриваются вопросы, связанные с использованием в арбитражном процессе ненадлежащего способа защиты права, раскрываются понятие и признаки данного правового явления.

Ключевые слова: ненадлежащий способ защиты права, восстановление нарушенных прав, материально-правовой интерес.

The issues connected with use of improper way of protection of right in the arbitration procedure, the concept and signs of the given legal phenomenon are revealed in the article.

Key words: Improper way of protection of right, rehabilitation of broken rights, material-legal interest.

В соответствии со ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют согласно правилам о подведомственности, установленным процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Статьей 12 ГК РФ предусмотрены конкретные способы защиты прав, перечень которых не является исчерпывающим. Иные способы защиты права, не указанные в ст. 12 ГК РФ, могут устанавливаться законом.

Как отмечает В.В. Витрянский, все названные в ст. 12 ГК РФ способы защиты права носят универсальный характер и могут быть применены для защиты, как правило, любого субъективного гражданского права .

Витрянский В.В. Новый Гражданский кодекс и суд // Хозяйство и право. 1997. N 6. СПС “КонсультантПлюс”.

Вместе с тем возможность выбора лицом, полагающим свои права нарушенными, того или иного способа защиты предполагает необходимость учета им в соответствующем случае характера допущенного в отношении его нарушения, поскольку выбранный им способ защиты должен способствовать восстановлению его нарушенного права и удовлетворять материально-правовой интерес.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих правоприменительных решениях неоднократно подчеркивал, что из права каждого на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на судебное обжалование решений и действий органов государственной власти и органов местного самоуправления, как оно сформулировано в ст.

46 Конституции Российской Федерации, не следует возможность выбора гражданином или объединением граждан по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются исходя из Конституции Российской Федерации федеральными законами (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2011 г. N 450-О-О, от 18 июля 2006 г. N 367-О и др.).

Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция Российской Федерации одновременно предусматривает, что порядок судопроизводства определяется федеральным законодательством пункт “о” ст. 71, часть 1 статьи 76).

Тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса лишь в установленном порядке, что не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту; закрепленные законодателем требования – при обеспечении каждому возможности обратиться в суд – обязательны для заявителя (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 13 июня 2006 г. N 274-О, от 29 января 2009 г. N 54-О-О, от 19 октября 2010 г. N 1308-О-О и др.).

Сформулированные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации единообразно применяются и арбитражными судами.

Как указал ФАС Волго-Вятского округа в Постановлении от 22 января 2010 г.

по делу N А43-9961/2009, процессуальным законодательством Российской Федерации предусмотрено, что каждое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой своих прав и охраняемых законом интересов, такая защита является одной из задач судопроизводства.

По смыслу данной нормы предъявленный иск должен способствовать восстановлению нарушенных или оспариваемых прав, т.е. в результате его удовлетворения должен удовлетворяться материально-правовой интерес лица, обратившегося за судебной защитой.

Аналогичную позицию занимает ФАС Северо-Западного округа, в Постановлении от 22 ноября 2010 г. по делу N А21-2136/2009 указавший, что избранный истцом способ защиты своего права должен соответствовать характеру нарушения и в результате его реализации нарушенное право восстанавливается.

В рассматриваемом же им в названном Постановлении случае третье лицо обратилось с требованием о признании незаключенным договора аренды между организациями, не доказав наличие у него интереса в этом.

Избрание такого способа защиты, как признание сделки незаключенной, имеет своей целью прежде всего устранение разногласий контрагентов относительно предмета состоявшегося договора и должно способствовать разрешению споров по надлежащему исполнению обязательств.

Таким образом, определенность предмета обязательства должна проверяться применительно к участникам соответствующего договора, т.е. суду надлежит выяснить способность сторон сделки идентифицировать ее предмет. В случае если стороны таковой в предмете договора не заблуждаются, неопределенность третьего лица по этому поводу не имеет юридического значения.

В практике арбитражных судов достаточно единообразно применяется правило о том, что если заявленный иск не соответствует характеру спорного правоотношения, то он подлежит отклонению по мотиву выбора ненадлежащего способа защиты права.

Так, ВАС РФ указал, что иск об освобождении земельного участка, занятого объектом недвижимости, возведенным с согласия арендодателя, по существу, направлен на его снос и не может рассматриваться по правилам об освобождении арендованного имущества, а при наличии к тому же смежных строений их собственники подлежат привлечению к делу (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 января 2011 г. N 10661/10).

ФАС Поволжского округа в Постановлении от 17 августа 2009 г.

N А06-1185/2006 отметил, что в иске о признании установки расходомера газа незаконной, а показаний приборов недействительными отказано, поскольку истцом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права.

Данные требования истца основаны на необходимости установления фактически полученного ответчиком газа по договору поставки. То есть между сторонами существуют обязательственные правоотношения, что исключает применение ст. 304 ГК РФ.

В другом деле ФАС Волго-Вятского округа отказал в удовлетворении заявления предпринимателя о признании незаконным уведомления муниципального учреждения о прекращении действия договора аренды земельного участка, направленного заявителю (арендатору) в порядке, предусмотренном п. 2 ст.

610 ГК РФ, указав при этом, что предприниматель избрал ненадлежащий способ защиты своих прав, поскольку уведомление о прекращении действия договора аренды не относится к числу ненормативных актов органов местного самоуправления и не может обжаловаться в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ (Постановление от 14 ноября 2008 г. по делу N А82-14840/2007-56).

Аналогичным образом в другом деле ФАС Дальневосточного округа отказал в удовлетворении заявленного иска, поскольку выбранный истцом способ защиты не соответствовал характеру допущенного нарушения его прав. Общество (абонент) обратилось в арбитражный суд с иском к предприятию (энергоснабжающая организация) о признании незаконными действий предприятия по неподключению помещений общества к теплоснабжению.

Отказывая в иске, суд указал, что избранный истцом способ защиты своих прав является ненадлежащим, так как не соответствует положениям ст. ст. 307 – 419, 539 – 548 ГК РФ. Выбор способов защиты гражданских прав зависит от характера спорного правоотношения и регулирующих его норм материального права.

Кроме того, по смыслу ст. ст. 11, 12 ГК РФ, п. 2 ст. 29, ч. 1 ст.

197 АПК РФ арбитражный суд рассматривает требования о признании незаконными действий государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, если они вытекают из публичных правоотношений.

Ответчик же является коммерческой организацией и не наделен какими-либо властными функциями по отношению к другим участникам гражданского оборота (Постановление от 20 марта 2008 г. N Ф03-А24/08-1/799).

По делу N А32-40977/2009, отказывая истцу в негаторном иске, ФАС Северо-Кавказского округа указал, что удовлетворением такого иска не достигается восстановление нарушенного права истца, фактически утратившего владение имуществом. Надлежащим способом защиты права будет только лишь виндикационный иск.

Дополнительно ФАС Северо-Кавказского округа также отметил, что действующее законодательство Российской Федерации не ограничивает лицо, чьи права нарушены, в выборе способов защиты, предусмотренных ст.

12 ГК РФ.

Вместе с тем если нормы права предусматривают для конкретного правоотношения определенный способ защиты, то лицо, обратившееся в суд за защитой своего нарушенного права, вправе применять лишь этот способ.

Аналогичным образом и в другом деле тот же окружной суд указал, что, предъявив требование о возврате помещений из незаконного владения ответчика при наличии не расторгнутого в установленном порядке договора, собственник имущества воспользовался ненадлежащим способом защиты.

Предусмотренный ст. 301 ГК РФ способ защиты прав собственника в отношении индивидуально-определенной вещи не применяется к договорным отношениям ввиду различий законодательного регулирования вещных и обязательственных правоотношений (Постановление от 9 декабря 2009 г.

N А61-573/2009).

В другом деле ФАС Западно-Сибирского округа отказал в удовлетворении заявленного на основании ст. 304 ГК РФ иска собственника помещений к банку об их освобождении в связи с использованием ненадлежащего способа защиты. Суд указал, что данный иск является виндикационным и регулируется ст. 301 ГК РФ (Постановление от 16 декабря 2009 г. N А27-5321/2009).

Рассмотрением виндикационного иска обеспечивается возможность соединения права и фактического владения, а также защита владельца правилами исковой давности, что гарантирует стабильность гражданского оборота и защиту всем участникам спора их прав и законных интересов (Постановление от 23 августа 2010 г., см. также Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 сентября 2010 г. N А10-4746/2009). Аналогичную позицию занимает и ВАС РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 сентября 2009 г. N 5429/09).

Важное значение в понимании и применении способов защиты нарушенных прав в целях их эффективного восстановления имеют руководящие разъяснения ВАС РФ, который применительно к позиции ответчика в арбитражном процессе отметил, что свои права тот вправе защищать как путем предъявления самостоятельного иска, исходя из способов, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, или при наличии к тому оснований путем заявления встречного иска, так и путем заявления возражений по существу заявленных истцом требований.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 2 ноября 2010 г. N 11937/10 отметил, что право на защиту реализуется с помощью предусмотренных законом средств.

Оно реализуется, в частности, путем предъявления заинтересованным лицом искового требования к другому лицу либо представления последним возражений по существу такого требования, используя которые ответчик может ссылаться на факты и обстоятельства, подтверждающие отсутствие у истца права на удовлетворение иска полностью или частично.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. за N 57 “О некоторых вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств”, разъяснено, что эффективная судебная защита нарушенных прав может быть обеспечена своевременным заявлением не только встречного иска, но и возражений.

Отмечая, что право выбора способа защиты права принадлежит истцу, ВАС РФ указывает на то обстоятельство, что суд не вправе выходить за пределы исковых требований и решать за самого истца, какой способ защиты нарушенного права тому следует избрать, если для него законом установлена возможность выбора способов защиты (Определение ВАС РФ от 13 мая 2011 г. N ВАС-3024/11).

Вместе с тем следует учитывать, что заявленный иск не обязательно должен по форме соответствовать способу защиты, прямо поименованному в законе. Не соответствующий по форме, но идентичный с одним из установленных законом способов защиты, такой иск не может быть отклонен лишь по такому основанию.

Так, в Постановлении от 20 октября 2010 г.

N 4372/10 Президиум ВАС РФ указал, что не является существенной ошибкой избрание способа защиты, по форме не соответствующего тем, что предусмотрены законом, но идентичным с ними по содержанию, характеру, целевой направленности и условиям предъявления, поскольку несовпадение формулировки заявленного иска с применимым способом защиты нарушенного права не может влиять на существо самого требования.

Указанная позиция сформулирована им применительно к ситуации, когда истец предъявил иск о признании права ответчика, зарегистрированного в ЕГРИП прекращенным, в то время как в соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 52 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, такой иск именуется требованием о признании права или обременения отсутствующим.

С учетом изложенного можно сделать следующие выводы.

Защита нарушенных или оспариваемых прав осуществляется способами, предусмотренными законом, перечень которых не является исчерпывающим.

Право выбора того или иного способа защиты принадлежит истцу, равно как и ответчику принадлежит право защищать свои права и охраняемые законом интересы путем заявления самостоятельного иска или встречного при наличии к тому оснований, а также путем заявления возражений по существу заявленных истцом требований.

Выбор способа защиты права должен осуществляться с учетом характера допущенного нарушения и не может осуществляться истцом произвольно, поскольку право на судебную защиту, конституционный смысл которого раскрыт Конституционным Судом Российской Федерации, не предполагает возможность выбора для истца по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых применительно к отдельным категориям дел определяются исходя из Конституции Российской Федерации федеральными законами.

Избранный истцом способ защиты права должен способствовать восстановлению его нарушенного права и удовлетворять его материально-правовой интерес.

Выбор и предъявление иска без учета данных требований может быть расценены как избрание ненадлежащего способа защиты права, что является основанием для отказа в иске.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/51759-nenadlezhashhij-sposob-zashhity-prava

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.