Неосновательное обогащение пленум

Взыскание неосновательного обогащения без договора – судебная практика

Неосновательное обогащение пленум

В процессе своей жизнедеятельности человек обязательно взаимодействует с индивидуумами, социумом. Изначально, по умолчанию, предполагается, что это взаимодействие выстраивается на основании законности, добросовестности, взаимоуважения.

В реальности же даже самые близкие люди могут поступить подло, недобросовестно, воспользовавшись доверием и злоупотребляя им. Это фундамент природы неосновательного обогащения – незаконного приобретения, использования, сбережения имущества за счёт другого лица, злоупотребляя доверием или в результате обмана.

Чаще всего присваивают материальные блага именно те, кому их доверяют. Бывают случаи, когда одна из сторон договорных отношенийне исполняет свои обязательства, получив за них оплату.

Те, кто доверил имущество, оплатил деньги чувствуют себя ограбленными и обманутыми, а, следовательно, униженными. У них изначально сложное положение: неприятное психологическое состояние и необходимость мобилизовать свои силы для юридической защиты нарушенных прав – тратить дополнительное время на оформление исковых требований или обращаться за помощью к адвокату.

Можно рассмотреть наиболее важные моменты взыскания неосновательного обогащения без договора.    

  • Часть 5 статьи 4 АПК РФпредусматривает обязательные меры по досудебному урегулированию вопросов неосновательного обогащения, а также перечисляет категории дел, для которых досудебное урегулирование не требуется. Только через тридцать дней после направления претензии или требования можно обратиться в суд. При несоблюдении этой нормы исковое заявление будет возвращено.
  • Обращение в суд с целью взыскания имущества – предмета спора, осуществляется на протяжении трёхлетнего срока исковой давности. Если есть несколько требований, срок обращения определяется отдельно по каждому из них.
  • При расторгнутом договоре сторона, получившая материальные блага раньше, должна их отдать (ст. 1102 ГК РФ), невзирая ни на какие обстоятельства.
  • Не всегда можно вернуть материальные блага – предмет незаконного использования. Они бывают уже испорченными, старыми, изношенными. Ст. 1105 ГК РФ обязывает заплатить за это имущество реальную цену при покупке. Дополнительные траты тоже возмещаются.
  • Переданное по ошибке возвращается на основании п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49. Особых правил возвращения ошибочно переданных материальных благ нет.

При зачислении средств банком по ошибке сторона, незаконно присвоившая эти средства, должна их вернуть.Также возвращаются переплаченные средства из бюджета.

Возвращается ли предмет неосновательного обогащения при уступке права требования? На этот вопрос отвечает п. 10 указанного выше Информационного письма № 49.

К примеру, банком выдан займ, исполнение обязательств по которому наступало через определённое время. До истечения этого времени собственник банка меняется. Должник об этом не знал. Он выполняет обязательства перед прежним, принимающим частичную оплату.

Заключение договора о возмездной уступке – момент перехода права требования к новому кредитору, после которого прежний кредитор должен вернуть средства новому (ст. 1102).

Неустойка (ч. 2 ст. 1107), проценты (395 ГК РФ) и т.д. рассчитываются в каждом случае отдельно. Предварительно для каждого случая устанавливается разумное время, когда пострадавший человек узнал или понял, что заработанные им материальные блага присвоили другие. На основании этого времени производятся исчисления.

В других случаях время неосновательного обогащения определяется моментом осуществления выплаты, ошибочного исполнения обязательств.

  • Взыскание неосновательного обогащения при деликтных обязательствах основывается п. 4 ст. 1103. Незаконно владеющий имуществом обязан вернуть его при первом же требовании. Если данные действия не только не наступают, а лицо причиняет вред имуществу, вызывая дополнительные убытки, должна быть взыскана и реальная стоимость имущества, и стоимость причинённых убытков.
  • При самовольном, противозаконном захвате материальных благ полученные или те, которые могли быть получены, доходы требуется вернуть законному владельцу (ст. 1107) с того момента, когда человек, лишённый своего имущества, об этом узнал.
  • Нельзя истребовать материальные блага и средства, которыми оплачен труд граждан или другие выполненные ими обязательства. Оплата выполнена добросовестно и начислена правильно. Также нельзя вернуть то, что сознательно и обдуманно передано для благотворительных целей, по несуществующим обязательствам (ст. 1109 ГК РФ).
  • При добросовестности в недействительной сделке осуществляется двусторонняя реституция – возвращение первоначального имущественного состояния. Не возвращается имущество изначально знавшим о недействительности или ничтожности сделки.

Итак, неосновательное обогащение – распространённое явление, базирующееся на глубинных психологических устремлениях человека к комфорту и благополучию любой ценой, даже противозаконно.

Субъекты гражданских правоотношений должны хорошо понимать значение законности и наличия правовых оснований пользования имуществом, не допускать незаконного владения, удержания чужого имущества, извлечения выгоды из него, порчи, растраты. Необходимо знать, что имущество, полученное без законных на то оснований, подлежит возврату.

Источник – https://jurysti.ru/vzyskanie-neosnovatelnogo-obogashheniya-bez-dogovora-sudebnaya-praktika/

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c41a75a3b15be00ac3691e2/vzyskanie-neosnovatelnogo-obogasceniia-bez-dogovora--sudebnaia-praktika-5ca7785f1a118400b39a93ea

Неосновательное обогащение

Неосновательное обогащение пленум

5.01.21

М.Полуэктов / АК Полуэктова и партнеры

Институт неосновательного обогащения не так прост как кажется на первый взгляд. Его неправильное применение может привести к проигрышу судебного спора.

Поэтому практикующему юристу крайне важно понимать, когда следует подавать иск о взыскании неосновательного обогащения (кондикционный иск), а когда следует выбрать иной тип иска.

Причем речь не идет о конкуренции исков. По отношению к определенному ответчику правильный способ защиты нарушенного права, как правило, один — он предопределен характером правоотношения.

А значит конкуренции исков нет.

Чего не скажешь об исках к разным ответчикам (смотрите нашу статью “Подача конкурирующих исков к разным ответчикам — эффективный способ возмещения имущественных потерь”).

Суть кондикционного требования

Суть кондикционного требования сводится к формуле “верни то, что получил без правового основания”. Причем неосновательное обогащение возникает не только при изначальном отсутствии, но и при последующем отпадении правового основания обогащения. 

В предмет доказывания по кондикционному иску не входит противоправность поведения обогатившегося лица, а значит и его вина. 

Закон выделяет две формы неосновательного обогащения: 1) когда лицо без правового основания приобретает имущество за счет другого лица и 2) когда лицо без правового основания сберегает имущество за счет другого лица (потерпевшего) (ст.1102 ГК РФ).

Под приобретением следует понимать завладение имуществом, даже если у приобретателя не возникло право собственности на него. Например, если кто-либо силой отберет имущество у вора, то вор, не являясь собственником имущества, сможет потребовать его возврата себе.

О неосновательном сбережении можно говорить в тех случаях, когда лицо получило имущественную выгоду, не понеся при этом расходы, которые в обычных условиях обязательно понесло бы (сберегло деньги). Например, если лицо без договора пользовалось чужим имуществом и не платило за такое пользование, то сбереженным имуществом будут деньги (сбереженная арендная плата).

Некоторые авторы считают, что объектом неосновательного обогащения не могут быть индивидуально-определенные вещи, так как собственником вещи остается прежнее лицо, которое может ее виндицировать, а кондикционный иск ему недоступен.

Однако это не так. В подтверждение этого помимо вышеуказанного примера можно привести и такой. Например, если вещь передана продавцом покупателю, то покупатель становится ее собственником.

В случае последующего расторжения договора купли-продажи из-за неоплаты товара покупатель продолжает оставаться собственником вещи, но должен ее вернуть именно на основании норм о неосновательном обогащении (п.4 ст.453 ГК РФ, п.

65 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22).

Таким образом, объектом кондикционного иска может быть любое имущество, в том числе индивидуально-определенные и родовые вещи, а также имущественные права.

Субсидиарный характер кондикционных требований

Как известно, специальная норма имеет приоритет над общей. Этот общеправовой принцип объясняется тем, что когда законодатель желает сделать исключение из общего правила, он принимает специальную норму, призванную урегулировать данную исключительную ситуацию. Соответственно, действительная воля законодателя заключается в этой специальной норме.

С этой точки зрения правила о неосновательном обогащении можно рассматривать как общие, тогда как схожие по своей правовой природе правила о виндикации, реституции, деликтах — как специальные.

Поэтому несмотря на то, что глава 60 “Обязательства вследствие неосновательного обогащения” расположена во второй части ГК РФ, посвященной отдельным видам обязательств, ее нормы являются общими (а не специальными) по отношению к иным правовым институтам, специальное правовое регулирование которых разбросано по разным частям ГК РФ.

Этим и объясняется правило ст.1103 ГК РФ, согласно которому по общему правилу (если иное не установлено правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений) нормы о неосновательном обогащении применяются субсидиарно, то есть в части, не урегулированной специальными нормами, посвященными реституции, виндикации, возврату исполненного в связи с обязательством, деликтам. 

Иначе говоря, в тех случаях, когда имеются основания для реституции, виндикации, договорного, деликтного или иного иска специального характера, имущество истребуется посредством такого иска.

И если в результате применения соответствующих специальных норм оказывается, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение, то в этом же иске в целях восстановления экономического баланса сторон можно дополнительно заявить кондикционное требование.

Если же оснований для применения специальных способов защиты нет, то только в этом случае имущество истребуется посредством самостоятельного кондикционного иска.

В п.12 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил ГК РФ о договоре аренды» приведен интересный казус, показывающий приоритет норм о виндикации перед нормами о кондикции.

Казус заключался в том, что неуправомоченное лицо сдало в аренду чужое имущество.

Пленум ВАС РФ разъяснил, что в этом случае арендатор все равно должен платить арендную плату такому неуправомоченному арендодателю. 

Права же собственника должны защищаться нормами о расчетах при виндикации (ст.303 ГК РФ), которые имеют приоритет перед общими правилами о возврате неосновательного обогащения. 

На основании ст.

303 ГК РФ собственник имущества вправе потребовать от лица, сдавшего в аренду его имущество, все доходы, которые это лицо извлекло или должно было извлечь, при условии, что оно при заключении договора аренды действовало недобросовестно, то есть знало или должно было знать об отсутствии правомочий на сдачу имущества в аренду. От добросовестного арендодателя собственник вправе потребовать возврата или возмещения всех доходов, которые тот извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности сдачи имущества в аренду.

Такое же требование может быть предъявлено собственником к арендатору, который, заключая договор аренды, знал об отсутствии у другой стороны правомочий на сдачу вещи в аренду. В случае если и неуправомоченный арендодатель, и арендатор являлись недобросовестными, они отвечают по указанному требованию перед собственником солидарно (п.1 ст.322 ГК РФ).

Примеры субсидиарного применения норм о кондикции:

Если оплата была произведена в связи с договором, но не на основании его, то она подлежит возврату как неосновательное обогащение (п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»).

Если деликвент причинил вред имуществу потерпевшего и неосновательно обогатился за счет потерпевшего, то к требованию о возмещении вреда субсидиарно применяются нормы о неосновательном обогащении (п.2 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 49). В данном казусе деликвент без ведома собственника демонтировал гараж, а бетонные плиты использовал в дальнейшем для собственных целей.

Денежные средства, перечисленные (по поручению ответчика) третьим лицам во исполнение недействительной сделки, подлежат возврату стороной по данной сделке (ответчиком) как неосновательно сбереженные (п.12 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 49). 

Денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения, считаются неосновательно полученными (п.7 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 49).

По смыслу п.2 ст.167 ГК РФ, произведенные сторонами взаимные предоставления по недействительной сделке считаются равными, пока не доказано иное.

Если же будет доказана неэквивалентность взаимных предоставлений, то к отношениям сторон применяются нормы о неосновательном обогащении. В таком случае на сумму неосновательного денежного обогащения начисляются проценты по ст.395 ГК РФ (п.

55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»).

Вообще, к реституционным отношениям субсидиарно могут быть применены следующие правила правила главы 60 ГК РФ: об ответственности приобретателя перед потерпевшим за недостачу или ухудшение имущества (п.2 ст.

1104); о расчете стоимости неосновательно приобретенного или сбереженного имущества при невозможности его возврата в натуре (ст. 1105); о последствиях неосновательной передачи права требования (ст.

1106); о возмещении потерпевшему неполученных доходов из имущества, ставшего предметом неосновательного приобретения, а также процентов на сумму неосновательного денежного обогащения (ст.1107); о возмещении затрат на имущество, подлежащее возврату (ст.1108).

Когда неосновательное обогащение не подлежит возврату

В ст.1109 ГК РФ перечислено какое имущество не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Больше всего споров возникло по подпункту 4 указанной статьи. Приобретатели, получившие имущество по недействительной сделке, незаключенному договору или по ошибочному платежу, стали массово ссылаться на то, что передавая имущество истец знал об отсутствии обязательства, а потому оно не подлежит возврату. 

В ответ суды стали ограничительно толковать данную норму. Так, в п.5 Информационного письма № 49 Президиум ВАС РФ указал, что подпункт 4 ст.1109 ГК РФ может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней. Верховный Суд РФ воспринял такой же подход. 

А вот в спорах с государственными и муниципальными заказчиками по Закону № 44-ФЗ (о контрактной системе) суды стали применять подпункт 4 ст.1109 ГК РФ по иному, используя буквальное толкование данной нормы. 

Так, в п.4 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 3 (2015)» указано, что поставка товара, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд при отсутствии государственного или муниципального контракта, не порождают у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления. 

Обосновывается это тем, что исходя из п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежит взысканию плата за фактически оказанные услуги для государственных и муниципальных нужд в отсутствие заключенного государственного или муниципального контракта.

Иной подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм Закона о контрактной системе (ст. 10 ГК РФ).

Исключение сделано только для случаев, когда законодательство предусматривает возможность размещения государственного или муниципального заказа у единственного поставщика (ст. 93 Закона № 44-ФЗ).

Еще одним случаем, когда суды применяют подпункт 4 ст.1109 ГК РФ и отказывают во взыскании неосновательного обогащения, является сожительство. Верховный Суд РФ исходит из презумпции того, что имущественные отношения между сожителями носят безвозмездный характер (подробнее смотрите нашу статью Имущественные отношения сожителей, проживающих в “гражданском браке”).

Навязанное обогащение

Бывают случаи, когда одно лицо навязывает свои услуги другому лицу, а затем требует их оплатить. 

Глава 60 ГК РФ не содержит прямой нормы, запрещающей взыскание «навязанного обогащения» (при расширительном судебном толковании подпункт 4 ст.1109 ГК РФ охватывает иные ситуации).

Однако такой запрет вытекает из принципов гражданского законодательства “свобода договора” и “недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела” (п.1 ст.1 ГК РФ).

Кроме того, возможность требовать вознаграждение за навязанные действия в чужом интересе ограничена положениями главы 50 ГК РФ “Действия в чужом интересе без поручения”.

Часто споры о взыскании навязанного обогащения возникают между жителями коттеджных поселков и обслуживающими их организациями в случаях, когда такие поселки не подпадают под действие Закона «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд …».

Типичная ситуация: некий девелопер, являющийся собственником “большого” земельного участка, разделил этот участок на много маленьких, застроил их, распродал дома с участками другим лицам, а оставшиеся в результате раздела участки общего пользования (проезды, детские площадки и т.п.) и коммуникации (центральный септик, водопроводные сети и т.п.) оставил в своей собственности (Конституционный Суд РФ постановлением от 10.11.2016 N 23-П фактически узаконил такую схему).

Далее девелопер на правах управляющей компании без договора начинает оказывать собственникам домов свои услуги и требовать за это непомерную плату. Некоторые из этих услуг (например, охрана поселка) не нужны собственникам и они отказываются их оплачивать. Поскольку услуги оказываются без договора, то девелопер пытается взыскать плату за них по правилам о неосновательном обогащении.

Разрешая такие споры, Верховный Суд РФ выработал правовую позицию, согласно которой навязанное обогащение взысканию не подлежит.

Источник: https://advokat-poluektov.ru/publish/neosnovatelnoe-obogashhenie/

Неосновательное обогащение при расторжении договора: новая норма ГК РФ закрепила правила, выработанные судебной практикой

Неосновательное обогащение пленум

Страница 2 из 2

В ГК РФ в ред. Федерального закона от 08.03.2015 г. № 42-ФЗ введен абз. 2 п. 4 ст.

493: в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства.

Является ли данная норма новеллой или все же это правило уже применяется при регулировании правоотношений?

О необходимости внесения корректив в ст. 453 ГК РФ отмечено в п. 9.2 Концепции развития гражданского законодательства РФ [18]. Об этом неоднократно высказывались исследователи, проводя анализ правовых оснований уравнивания встречных предоставлений при расторжении договора. При этом предлагались различные пути выбора этих оснований [14; 15; 16; 17].

Новая редакция п.4 ст. 453 является закреплением ранее выработанных судебной практикой (в первую очередь практикой ВАС РФ) правил применения норм о неосновательном обогащении при расторжении договора.

Однако путь, по которому шел ВАС РФ, применяя данное правило, был неоднозначным. Как отметил А. В.

 Егоров: «Арбитражная практика применения указанной нормы на протяжении 15 лет напоминает скорее борьбу с ней, чем последовательное проведение ее идей» [15].

Сравнительно-правовой анализ показывает, что в других правопорядках эта проблема решается либо через рассмотрение последствий расторжения как договорного отношения (Германия, Австрия, Швейцария, ЮАР) – теория трансформации в отечественной доктрине [15; 16; 17], либо посредством кондикционного обязательства, вытекающего из закона (условно – Шотландия) [20; 21; 22].

П. 1 ст.

1102 ГК РФ дает определение обязательства из неосновательного обогащения: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК».

Фактический состав, порождающий обязательства из неосновательного обогащения или сбережения имущества, состоит из следующих элементов:

а) одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого;

б) имущество приобретается или сберегается без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Двучленное деление обогащения, закрепленное в п. 1 ст. 1102 ГК РФ, в зависимости от форм его возникновения – приобретение имущества и сбережение имущества за счет другого лица, является доминирующим в отечественной науке [19].

Поэтому о возникновении обязательств из неосновательного приобретения или сбережения имущества можно говорить во всех случаях, когда действия или события приводят к противоправному результату – юридически безосновательному возникновению имущественных выгодна стороне одного лица за счет другого. Этот противоправный результат является фактическим основанием возникновения обязательств из неосновательного обогащения.

Нормы ГК РФ о неосновательном обогащении находят четкое отражение в позициях ВАС РФ: обязательства из неосновательного обогащения возникают в случаях приобретения или сбережения имущества за счет другого лица, отсутствия правового основания такого сбережения (приобретения), отсутствия обстоятельств, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ [10].

Основаниями возникновения обязательства из неосновательного обогащения может быть обогащение за чужой счет при расторжении договора: абз. 2 п. 4 ст. 453 ГК РФ, п. 65 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 [2], п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 [5].

Договор можно прекратить двумя способами – расторжением и отказом от исполнения.

Расторжение договора может состояться по соглашению сторон, либо в результате судебного акта (а он, в свою очередь, может быть вынесен либо в результате существенного нарушения договора, либо вследствие изменения обстановки).

Отказ от исполнения договора возможен в случаях либо предусмотренных законом, либо установленных договором. Отказ от исполнения может быть как мотивированным (например, отказ от исполнения вследствие поставки некачественного товара и т. п.), так и немотивированным [13].

В п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 подчеркивается, что правовые последствия как расторжения, так и отказа от исполнения являются идентичными [5].

Существуют две модели расторжения договора. Первая модель – «ретроактивная», когда считается, что договора как будто бы никогда и не было. Вторая – «проспективная», когда договор расторгается на будущее. В ГК РФ заложена проспективная модель, на это указывает норма п. 4 ст.

 453 о том, что стороны не обязаны возвращать друг другу все, что было передано по сделке, а также то, что в гл.

60 ГК РФ о неосновательном обогащении отсутствует указание на то, что нормы о неосновательном обогащении применяются и тогда, когда основание для передачи имущества отпало впоследствии.

Однако, как отмечает Р. С. Бевзенко, судебная практика очень быстро столкнулась с ситуацией, когда норм о проспективном расторжении договора оказалось недостаточно [13]. В п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г.

№ 49 рассматривался вопрос о том, можно ли требовать от экспедитора возврата неотработанного аванса [6].

ВАС РФ выбрал обоснование, характеризующееся ретроактивностью при расторжении договора, обосновав возврат аванса неосновательным обогащением, что детерминировало судебную практику – суды стали квалифицировать любой долг, который имелся по расторгнутому договору, как неосновательное обогащение, что привело к другой крайности. Например, при расторжении договора поставки, по которому имелась задолженность покупателя перед поставщиком, суды, ссылаясь на п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. № 49, рассматривают долг как обязательство из неосновательного обогащения и взыскивают его на основании гл. 60 ГК. Однако это приводит к другим негативным для кредитора результатам: не начисляются проценты по коммерческому кредиту, не действуют неустойки, отпадают залог или поручительство [13].

В 2005 году ВАС РФ в информационном письме № 104 (п. 1), посвященном некоторым основаниям прекращения обязательств, признает, что договоры расторгаются на будущее и делает вывод о том, что задолженность, накопившаяся к моменту расторжения договора, является договорным долгом [7].

В апреле 2010 г. в постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г.

№ 10/22, обсуждая последствия расторжения договора купли-продажи, пленумы ВС и ВАС разъяснили, что продавец вправе требовать от покупателя возврата имущества, проданного по расторгнутому договору, как неосновательного обогащения [2]. Тем самым суд снова склонился к модели кондикционного обязательства.

Однако в постановлении Президиума ВАС РФ от 18 мая 2010 г. № 1059/10 по делу № А45-4646/2009 (дело Балтийский лизинг) ВАС склоняется к договорной теории: с лизингополучателя и его поручителей взыскивается задолженность по расторгнутому договору лизинга со ссылкой на то, что это договорные обязательства [9].

В постановлении Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 10 (по залогу), информационном письме Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 147 (обзор по кредитам), постановлении Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г.

№ 42 (по поручительству) ВАС также подчеркивает договорный характер требований, возникающих между сторонами расторгнутого договора [3; 4; 8].

Окончательно Пленум ВАС РФ сформулировал свою позицию в постановлении от 6 июня 2014 г. № 35.

В п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 ВАС поддерживает одну из двух известных моделей последствий расторжения договора – стороны должны совершать в будущем действия, составляющие главную цель договора (передать вещь, выполнить работу и т. п.

), однако, если договор расторгнут, эта обязанность (основная договорная обязанность) в связи с этим прекращается. Право требовать ее исполнения в натуре отпадает.

Если эта обязанность была просрочена, то неустойку можно насчитать лишь до момента прекращения этой обязанности.

В п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г.

№ 35 указано, что право требовать возврата переданного по расторгнутому договору имеется у его сторон только в том случае, если обмен не был эквивалентным (не сполна уплачена цена, не отгружены полностью товары, товары были переданы некачественные и т. п.).

В случае же если стороны исполнили свои «обменные» обязательства должным образом (а договор был расторгнут по иным причинам), то возврата переданного не производится. Как отмечает Р. С. Бевзенко, этой нормой законодатель явно стремился поддержать стабильность оборота [13].

Согласно п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. № 35 нормы о неосновательном обогащении подлежат применению лишь субсидиарно.

Если при рассмотрении спора, связанного с расторжением договора, по которому одна из сторон передала в собственность другой стороне какое-либо имущество, судом установлено нарушение эквивалентности встречных предоставлений вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей одной из сторон, сторона, передавшая имущество, вправе требовать возврата переданного другой стороне в той мере, в какой это нарушает согласованную сторонами эквивалентность встречных предоставлений. Например, если покупатель оплатил пять партий товара, а получил только две, при расторжении договора он вправе требовать либо возврата сумм, уплаченных за три партии товара, либо возврата всей оплаты при условии возвращения им полученного товара. Указанное правомочие покупателя не ограничивает иные права, принадлежащие ему в связи с нарушением обязательства другой стороной, в частности, право на возмещение убытков.[1] Вне зависимости от основания для расторжения договора сторона, обязанная вернуть имущество, возмещает другой стороне все выгоды, которые были извлечены первой стороной в связи с использованием, потреблением или переработкой данного имущества, за вычетом понесенных ею необходимых расходов на его содержание. Если возвращаются денежные средства, подлежат уплате проценты на основании ст. 395 ГК РФ с даты получения возвращаемой суммы другой стороной (ответчиком).

Таким образом, на основании абз. 2 п. 4 ст.

495 ГК РФ к отношениям сторон, связанным с расторжением договора, могут применяться положения главы 60 ГК РФ, поскольку иное не установлено законом, соглашением сторон и не вытекает из существа соответствующих отношений.

В условиях, когда практика ВС РФ еще не сформулировала собственных правил, отражающих особенности применения норм о неосновательном обогащении при расторжении договора, следует ориентироваться на обобщенную практику ВАС РФ.

Литература

  1.      Бевзенко Р. С. О последствиях расторжения договора: последний Пленум [Электронный ресурс]. URL: http://www.zakon.ru /blog/2014/07/25/o_posledstviyax_rastorzheniya_dogovora_poslednij_plenum (дата обращения: 14.06.2015).
  2.      Витрянский В. В. Некоторые проблемы реформирования законоположений об обязательствах. // Основные проблемы частного права. М., 2010.
  3.      Егоров А. В. Ликвидационная стадия обязательства. // Вестник ВАС РФ. М.: ВАС РФ, Выпуск 9, 2011.
  4.      Егоров А. В. Ликвидационная стадия обязательства. // Вестник ВАС РФ. М.: ВАС РФ, Выпуск 10, 2011.
  5.      Карапетов А. Г. Расторжение нарушенного договора. М., 2007.
  6.      Концепция развития гражданского законодательства РФ. // Вестник ВАС РФ. М.: ВАС РФ, Выпуск 11, 2009.
  7.      Новак Д. В. Неосновательное обогащение в гражданском праве. М.: Статут, 2010.
  8.      Clive E., Hutchison D. Breach of Contract. // Mixed Legal Systems in Comparative Perspective. Property and Obligations in Scotland and South Africa / ed. by R. Zimmerman, D. Visser and K. Reid. Oxford, 2004. P. 206.
  9.      Janssen, in: Milnchener. Kommentar zum BGB. Schuldrecht Allgemeiner Teil. Munchen, 2003. 4 Aufl. Vor § 346. Rn 45 ff.
  10. Heinrichs, in: Palandt. Kommentar zum BGB. 67 Aufl. 2008. Einf. v. § 346. Rn 2. S.229.

Источник: https://scienceproblems.ru/neosnovatelnoe-obogashchenie/2.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.