Неполученные доходы упущенная выгода

Финансовая экспертиза. Оценка упущенной выгоды

Неполученные доходы упущенная выгода
https://ckexpert.ru/finansovo-ekonomicheskaya-ekspertiza/

Все убытки принято классифицировать на реальные убытки (утрата и повреждение имущества, расходы на восстановление имущественного права) и упущенную выгоду, что по сути является неполученным доходом. Чтобы определить размер убытков, необходимо принять во внимание все обстоятельства дела.

Чаще всего такие ситуации возникают, когда собственник теряет имущественное право на объект недвижимости, например, земельный участок, изымаемый муниципалитетом или госструктурами для нужд города или страны.

Если на его территории имеются инженерные коммуникации и объекты недвижимости, то нужно определить их рыночную стоимость, и все прочие расходы, связанные с выводом конструкций из эксплуатации и их демонтажем.

Если у предприятия были объекты, которые приносили ему доход (например, помещения сдавались в аренду), то эксперту предстоит выяснить размер упущенной выгоды (недополученную прибыль), которую предприятие могло бы получить при нормальных условиях хозяйственного оборота, когда право не было нарушено.

Гражданские дела также подразумевают проведение независимой оценки реального ущерба, возникшего по причине, например, залива квартиры соседями. Очень часто пострадавшие хотят получить от виновников необоснованно завышенные денежные суммы, не сопоставимые с реальным ущербом. А бывают и обратные ситуации – когда ответчики не соглашаются с явно завышенной суммой ущерба.

В таких случаях проводится оценочная или строительно-техническая экспертиза.

В соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть первая), под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Таким образом, убытки можно разделить на реальный ущерб и упущенную выгоду, которые в свою очередь ассоциируются с:

  • Реальный ущерб:
  • утрата имущества;повреждение имущества;расходы на восстановление нарушенного права.
  • Упущенная выгода:
  • неполученные доходы.

Здесь же следует отметить, что ущерб – это категория правовая, и его сумма определяется судом с учетом всех имеющихся по делу обстоятельств. Эксперт расследует экономическую сторону дела, поэтому если вопрос для производства экспертизы выходит за рамки компетентности эксперта, рекомендуется предложить свою формулировку вопроса либо заявить самоотвод.

Как было указано выше, реальный ущерб возникает в случае утраты лицом имущества или его повреждения, а также в случае возникновения у пострадавшего лица необходимости в осуществлении расходов для восстановления нарушенного права.

Наиболее частое распространение получила ситуация изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд и обусловленная этим необходимость сноса расположенных на нем улучшений.

Тогда перед экспертом могут быть поставлены вопросы по определению рыночной стоимости объектов недвижимости, стоимости работ и услуг по сооружению(возведению, устройству) и сдаче в эксплуатацию объектов недвижимого имущества(зданий и сооружений), а также величины убытков, подлежащих компенсации за объекты недвижимости, подлежащие выводу и сносу, в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

Перед экспертом также могут быть поставлены вопросы по определению величины упущенной выгоды, связанной со сносом принадлежащих предприятию объектов недвижимости.

В таком случае эксперт будет расследовать недополученные доходы, прибыль, которую лицо/предприятие могло бы получить, если бы его права или условия деятельности не были нарушены, а также, но не исключая, неосуществленные возможности получения дохода, прибыли данного лица/предприятия.

На практике также наиболее часто назначается производство экспертизы для становления стоимости восстановительного ремонта объекта недвижимого имущества после залива, как с учетом износа, так и без учета такого. И здесь обязательным считается выезд эксперта на объект для осмотра конструктивных элементов исследуемых помещений.

Оценка ущерба от залива является самым распространенным видом оценки ущерба, поскольку происходит повсеместно.

Оценка ущерба от залива или оценка ущерба квартиры (для жилой недвижимости) после залива – это определение стоимости восстановительного ремонта поврежденных помещений в рыночных ценах на текущую дату, а также имущества, пострадавшего в помещении собственника, арендатора, арендодателя и т.д. в результате залива или иного воздействия.

Примерами подобных воздействий являются следующие: вас залили соседи сверху или протекла крыша, прорвало трубы, на верхних этажах проводили ремонт, а у вас пошли трещины по потолку, стенам и пр. Или другой пример: вы стали виновником залива, а с вас требуют провести ремонт всей квартиры или требуют такую величину компенсации, которая несопоставима с величиной нанесенного ущерба.

Обычно виновная сторона либо не согласна с предъявленной суммой ущерба, подлежащего возмещению, либо вовсе отказывается от выплат.

Однако в судебной практике по делам о повреждениях жилых помещений в результате залива квартир накопилось множество случаев, когда пострадавшая сторона ставит перед собой задачу не только взыскать через суд расходы на ремонт квартиры или комнаты, поврежденной в результате залива, но и заодно обогатиться за счет ответчика.

Тогда неизбежно процесс оценки величины расходов на ремонт переходит в плоскость судебной экспертизы по определению величины ущерба и стоимости восстановительного ремонта.

Для определения ущерба может назначаться строительно-техническая либо оценочная экспертиза. И здесь эксперт использует те методы, средства и методики экспертного исследования, которые необходимы для изучения конкретных объектов экспертизы.

Определение упущенной выгоды связано с проведением финансово-экономической экспертизы и здесь хотелось бы привести такой пример.

Эксперт К. был привлечен к производству экспертизы для установления величины недополученной прибыли Компании в связи с занижением продажных цен и, соответственно, выручки от реализации продукции, что лишало Компанию и ее основных акционеров значительной части прибыли.

Эксперт изучил среднерыночные цены на аналогичную продукцию, сложившиеся на территории ведения хозяйственной деятельности исследуемого субъекта, и определил разницу между фактической суммой реализации продукции Компании и расчетной суммой реализации при применении к объемам реализации продукции исследуемого субъекта цен на аналогичную продукцию, сформированных в реальном секторе экономике.

Или другой пример:

Эксперт К. также был привлечен к оценке упущенной выгоды, связанной со сносом объектов недвижимого имущества, используемых в операционной деятельности Общества.

Снос ряда объектов делал невозможным прежнее осуществление транспортировки продуктов, в связи с чем, на период восстановления утраченной инфраструктуры, Обществу необходимо было использовать иную схему логистики.

Так, расчет упущенной выгоды включал определение величины прибыли, возможной к получению в условиях отсутствия нарушения прав и в условиях нарушения прав Общества, за период возникновения упущенной выгоды.

Наиболее сложным представляется определение величины ущерба в связи с хищением имущества, утратой прав, например, на акции, объекты недвижимости.

И здесь уместно привести такой простой пример:

Специалист К. был привлечен к анализу совершения сделки Обществом по передаче в залог имущества. Сделка была признана крупной и выполнена с нарушением корпоративных процедур. В результате данной сделки были ущемлены интересы Общества и права одного из акционеров, чей пакет акций резко упал в цене.

Упущенная выгода для Общества заключалась, прежде всего, в невозможности получения кредитных средств для пополнения оборотных активов и ухудшении балансовых показателей.

Невозможность свободного распоряжения имеющимися объектами недвижимости (как продажа, свободный залог и оборот) привели к невозможности получения дополнительного дохода Обществом от сделок купли-продажи.

На практике также встречаются такие примеры, когда каждая из сторон (нанесшая ущерб и потерпевшая) привлекают независимых оценщиков.

Специалист К. был привлечен к проведению экспертизы стоимости акций одного из крупнейших предприятий металлургической отрасли для установления их реальной (рыночной) стоимости.

В материалах дела оказалось два отчета двух разных оценочных компаний на предмет установления рыночной стоимости акций данного предприятия. Однако стоимости одного и того же пакета акций по представленным к анализу отчетам отличались друг от друга в несколько десятков раз.

Конечно, такая ситуация не может не вызвать вопросов, и чтобы с ней разобраться, суд назначил судебную экономическую экспертизу.

В оценочной практике принято считать, что результаты оценки не могут отличаться друг от друга на ±10-20%, поскольку именно в такой ситуации достигается компромисс между заинтересованными сторонами.

Для подготовки ответа на поставленный перед экспертом вопрос ушло не менее 1 месяца, далее – еще месяц судебных заседаний и процессов.

В результате суд принял оценку эксперта, которая подтвердила одну из стоимостей независимого оценщика – в данном конкретном случае потерпевшей стороны.

Либо другой пример, касающийся величины ущерба в результате залива квартиры.

Страховая компания выполнила оценку ущерба, с которой пострадавшая стороны не согласилась и обратилась к независимому оценщику, который оценил стоимость ущерба как стоимость восстановительных работ ровно на порядок больше и суд принял оценку эксперта и вынес решение основываясь на за заключении независимой экспертизы.

Среднее время для достижения компромиссных решений не зависит от стоимости объекта оценки, а, скорее, от участников спора. Если позиции сторон в части оценки ущерба близки – договориться можно за 1-2 судебное заседание, а если нет – суды могут длиться годами.

В заключение хотелось бы отметить, что какие бы вопросы не ставились для производства экспертизы – будь то определение убытков или упущенной выгоды, эксперт вправе использовать те методы исследования, которые позволят решить соответствующие экспертные задачи качественно, объективно и беспристрастно.

ООО «СКЭКСПЕРТ» проводит финансово-экономические экспертизы, в том числе оценку упущенной выгоды.

https://ckexpert.ru/

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cebc43968bd73da535e85d4/finansovaia-ekspertiza-ocenka-upuscennoi-vygody-5d8b24d4e4f39f00b179559f

Упущенная выгода: стало проще считать, но сложнее доказывать

Неполученные доходы упущенная выгода

Дмитрий Жарский

Директор Экспертной группы VETA

специально для ГАРАНТ.РУ

Вопрос об упущенной выгоде (неполученных доходов) возникает при нарушении прав, и, как правило, это конфликтная ситуация.

Поэтому в подавляющем большинстве случаев она переносится в суд, где стороны спорят не только о самом факте неполученных доходов, но и об установлении их размера.

И от того, кто и как именно будет их рассчитывать, напрямую зависит финансовый итог спора, который в ходе процесса может увеличиться или уменьшиться в разы.

Корректировка, оспаривание и просто уточнение в сторону уменьшения суммы заявленной упущенной выгоды – это частые явления при рассмотрении подобных споров в российских судах. Причиной тому некоторая неопределенность самого принципа расчета данного убытка: при его выполнении необходимо учесть ряд и юридических, и экономических, и технологических моментов.

Прежде всего, стоит отметить, что до вопроса о сумме неполученных доходов дело может и не дойти. Сначала истцу необходимо будет доказать сам факт нарушения прав и наличия убытка, вину ответчика (противоправное поведение) и причинно-следственную связь между ними.

Сложность обоснования каждого из этих пунктов разная, и с последним до недавнего времени было труднее всего. Но Постановление Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 “О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств” несколько упростило задачу.

Оно закрепило более либеральный подход к вопросу доказывания упущенной выгоды и убытков.

В том числе, согласно Постановлению, ситуация должна анализироваться с учетом обычных условий гражданского оборота, и если возникновение убытков является обычным последствием нарушения обязательства, то наличие причинной связи между ними предполагается (абз. 2 п. 5 Постановления).

На сегодняшний день истцам (точнее – их юристам) вполне по силам доказать вышеперечисленные моменты. Это является делом непростым, но вполне понятным. А вот насчет размера упущенной выгоды, которую реально обосновать в суде, ситуация не столь однозначна. Но, стоит признать, гораздо лучше, чем была пару лет назад.

Нововведения в ГК РФ, вступившие в силу 1 июня 2015 года, и Постановление Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Постановление № 25) скорректировали подходы к установлению объема неполученных доходов.

Стало больше оценочных категорий, отданных на усмотрение суда, и, соответственно, возросла роль экспертного заключения.

Так, данное постановление прямо указывает, что при разрешении споров о возмещении упущенной выгоды следует принимать во внимание, что ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. И это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (п.

14 Постановления № 25). До этого от истца требовалось просчитать и обосновать заявленный объем возмещения с математической точностью, которую, к тому же, невозможно доказать для несостоявшегося события.

В итоге суды часто отказывали в удовлетворении иска об убытках при наличии малейших сомнений в расчетах.

Теперь же размер упущенной выгоды должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

И, кстати, если истец не представит подобный расчет, суд, как уже отмечено, не имеет права отказать в иске, а должен сам определить сумму надлежащих к возмещению упущенных доходов – с учетом всех обстоятельств, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п.

12 Постановления № 25). Обычно для этого судьи привлекают экспертов-оценщиков. К ним же обращаются и для проверки расчетов истца и/или ответчика, если у суда есть вопросы или сомнения насчет их выводов о размерах убытков.

Нововведения даже добавили норму о той степени достоверности, с которой должен быть определен размер упущенной выгоды. Ее теперь можно обосновывать лишь возможностью получения.

Ранее необходимо было доказать совершение конкретных действий и приготовлений, направленных на извлечение дохода, которые не были получены только в связи с допущенным ответчиком нарушением.

Теперь можно и нужно предоставлять не только их, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения, которых уже может быть достаточно для положительного решения (п. 14 Постановления № 25). Однако и ответчик может представить любые доказательства того, что упущенная выгода в данном конкретном случае не была бы получена истцом.

Принцип самого расчета вытекает непосредственно из определения упущенной выгоды.

А это, согласно ГК РФ, вид убытка, неполученные доходы, которые пополнили бы имущественную сферу потерпевшего при обычных условиях гражданского оборота (если бы его право не было бы нарушено) (п. 2 ст.

15 ГК РФ). Ее размер определяется с учетом затрат (в разумных пределах) сопутствующих ее получению при нормальном развитии событий.

То есть, формула расчета будет выглядеть следующим образом:

УВ = Д – Р,

где УВ – упущенная выгода, Д – потенциальный доход, Р – сопутствующие расходы (потенциальные).

С одной стороны, все достаточно просто и очевидно. С другой, – формула слишком общая, ее составляющие сами по себе требуют отдельных расчетов. Например, потенциальный доход. Что можно сюда включить и почему – это тема специального исследования.

Он сугубо индивидуален, зависит от причин возникновения убытков и характера отношений между сторонами в каждом конкретном случае.

В общем и целом, все, что смог доказать истец – ему и присудят, что не смог (или насчет чего был более убедителен оппонент) – будет не учтено в расчете упущенной прибыли.

В этом и кроется секрет того, почему порой так сильно различаются присужденный объем упущенной выгоды и предположительно “реальный” объем данных убытков компании.

Например, организации, специализирующейся на розничной торговле, будет непросто доказать, что все, что она заказала у оптовика, она продала бы в конкретный период времени, если бы поставка состоялась.

А вот премия от поставщика по договору – это гарантированный доход, и его потерю, если виноват контрагент, обосновать в качестве упущенной выгоды вполне реально.

Так в достаточно известном деле поступила корпорация “Б.” (Определение Судебной Коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533).

К своему партнеру – израильской компании “T” – она предъявила за срыв поставок возмещение упущенной выгоды в размере ретро-бонуса, который и в договоре был прописан, и по заявке причитался за большой объем поставки.

И выиграла это дело, хотя, возможно, ее прибыль была бы и больше, в случае, если бы поставка не была сорвана. Но тогда можно было точно доказать лишь “утраченный” бонус, на нем и остановились.

Сейчас возможности у истцов несколько шире. Во-первых, благодаря вышеупомянутым изменениям, доказать можно существенно больше прописанных на бумаге бонусов.

Например, что в прошлом и позапрошлом году от продажи поставленного товара была зафиксирована прибыль, ее получили бы и в этом году, не будь нарушены договорные обязательства.

И с учетом бонусов, налогов и прочих выплат она составила бы определенную сумму (гораздо большую, чем премия от поставщика).

В основном это работает именно при такой оценке упущенной выгоды, когда доход предшествующих месяцев или лет позволяет сделать выводы о возможности его получения примерно в том же объеме в рассматриваемом – последующем периоде.

Если данные по “предшествующим” финансам закреплены документально, то суду и эксперт-оценщик не всегда нужен (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 16 августа 2016 г. по делу № А51-11145/2015). Но это, правда, ситуация, близкая к идеальной.

Как правило, неполученные доходы придется оценивать, особенно если в предшествующие периоды их не было, лишь предполагались (постановление Одиннадцатого Арбитражного апелляционного суда от 2 июня 2016 г. по делу № А55-23007/2015).

И чаще всего, возникает комбинированная ситуация, когда часть неполученных доходов оценивается, “оглядываясь назад”, а другая их часть – с помощью объектов-аналогов (решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 3 марта 2016 г. по делу № А79-4457/2015). Здесь большая роль отводится экспертам-оценщикам, которым придется отстаивать свою позицию. Поскольку, как уже отмечено, что не доказано – то потеряно.

По сути, в сфере оценочных категорий каждый расчет упущенной выгоды – это построение индивидуальной финансовой модели ситуации (с обоснованием и указанием источников информации). А это требует уже профессионального подхода и специальных навыков.

Поэтому такая работа практически сразу передается экспертам-оценщикам, и именно на их заключение опирается суд при рассмотрении соответствующих дел. И любой стороне спора – истцу и ответчику – стоит также сначала обратится к независимым оценщикам, чтобы просчитать и реальность заявленных убытков, и перспективы их отстаивания или оспаривания.

Тем более что благодаря вышеуказанным нововведениям в ближайшем будущем возмещение упущенной выгоды станет действенной мерой защиты прав участников гражданских правоотношений.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/zharskij/958176/

Что такое упущенная прибыль и как ее рассчитать

Неполученные доходы упущенная выгода

Россияне прекрасно знакомы с явлением упущенной прибыли «де факто», но многие даже не догадываются, что законодательством предусмотрена возможность возмещения виновником недополучения дохода в пользу пострадавшего.

Между тем соответствующий закон РФ трактует подобный факт как нарушение прав пострадавшего лица и предполагает получение им компенсации понесенных убытков.

С юридической точки зрения упущенная прибыль или упущенная выгода – это полное либо частичное неполучение пострадавшим прибыли по причине пренебрежения другим лицом его правами. Компенсация убытков в связи с полным либо частичным неполучением прибыли может быть востребована в полном объеме.

Примеры упущенной прибыли

Со случаями упущенной выгоды каждый из нас сталкивался хоть раз в жизни, а наиболее распространенные из них:

  • непоставка вовремя производственного оборудования или сырья, из-за которой предприниматель не производит продукцию и теряет возможную прибыль от ее реализации
  • нарушение подрядчиком сроков сдачи строящегося или ремонтирующегося объекта недвижимости, вынуждающее пострадавшего нести незапланированные расходы на аренду других площадей
  • порча арендатором имущества арендодателя, в результате которой второй вынужден нести незапланированные расходы на ремонт и теряет возможные доходы от сдачи объекта другому клиенту
  • расторжение арендодателем договора аренды торгового или офисного помещения раньше согласованного срока и в связи с этим потери арендатора;
  • ремонт автомобиля дольше согласованного срока, в результате чего клиент несет незапланированные расходы на аренду другого автомобиля
  • ДТП не по вине владельца автомобиля, который используется им для работы в службе такси: вынужденный простой ведет к недополучению прибыли

Каждый может дополнить этот очень неполный список случаев примерами из собственной практики. Но как и с кого можно взыскать компенсацию упущенной выгоды из-за вынужденного простоя и, главное, – как определить и доказать ее сумму?

Что говорит закон РФ о возмещении упущенной прибыли

Статья 15 ГК Российской Федерации дает четкий алгоритм расчета размера упущенной выгоды как величины потенциального увеличения дохода и наделяет потерпевшего правом востребования компенсации не полученной прибыли в полном объеме от с виновника неполучния дохода.

В соответствии с законом компенсация возможна лишь в случае, когда налицо нарушение договора, в котором потерпевшая и виновная стороны согласовали свои взаимоотношения.

При этом размер компенсации исчисляется в соответствии со степенью пренебрежения виновным взятыми на себя договорными обязательствами.

Отличие упущенной прибыли от реального ущерба

В повседневной жизни от ущерба имуществу или здоровью не застрахован никто. Пункт 2 ст.

15 ГК РФ четко разделяет понятия «реальный ущерб» и «упущенная выгода» следующим образом: реальный ущерб – это расходы, которые пострадавший уже произвел или произведет в будущем для восстановления нарушенных прав или возмещения утраты или повреждения его имущества; упущенная прибыль или выгода – это недополученные доходы, которые потерпевший получил бы при обычных условиях, если бы виновник не нарушил его права.

Расчет и доказательство

Из определения очевидно, что два понятия не являются синонимами и при обращении в суд необходимо четко определить размеры и реального ущерба, и упущенной выгоды. Так, в случае пожара или залива квартиры, повреждения автомобиля в ДТП, потерпевший несет ряд расходов, компенсацию которых вправе востребовать с виновника:

  • оплата услуг юриста
  • оплата услуг оценщика
  • почтовые расходы на извещение виновника о предстоящем осмотре имущества
  • расходы потерпевшего на оплату аренды другой площади или отеля
  • погашение банковского кредита, который потерпевший был вынужден взять на ремонт испорченного имущества и т. д.

Возмещение реального ущерба по восстановлению нарушенных прав возможно только в случае его подтверждения правильно оформленными документами. О возмещении потерпевший может ходатайствовать только в случае, если, используя поврежденное виновником имущество, он получал или мог бы получать с него доход.

При этом размер суммарной упущенной прибыли нередко значительно превышает стоимость реального ущерба. Например, сосед по халатности залил и испортил помещение, которое потерпевший сдавал в аренду.

К исковому заявлению в суд о возмещении в этом случае потерпевший арендодатель обязан представить следующие документы:

  • договор аренды;
  • документ, подтверждающий оплату аренды;
  • налоговую декларацию.

Таким образом, общий убыток, понесенный потерпевшим, складывается из реального ущерба, расходов по восстановлению нарушенных прав и недополученного дохода. В соответствии с законодательством подлежат возмещению только прямые убытки, понесенные потерпевшим в результате нарушения его прав.

То есть косвенные убытки, не связанные напрямую с последствиями нарушения прав потерпевшего, взысканию о возмещении не подлежат.

В случае с порчей недвижимого имущества потерпевший может рассчитывать на возмещение упущенной прибыли, если в момент нанесения ущерба, объект не пустовал, а был в пользовании у арендатора.

:

Источник: https://www.shopolog.ru/metodichka/idei-dlya-malogo-biznesa/chto-takoe-upushhennaya-pribyl-i-kak-ee-rasschitat/

Можно ли украсть упущенную выгоду?

Неполученные доходы упущенная выгода

Защиту по этому делу, где человек обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ,  я принял, когда оно уже было передано в суд.

Уже на стадии ознакомления с материалами этого, безусловно, показательного для нашей правоохранительно-судебной системы, прочно сросшейся с интересами среднего и крупного бизнеса, дела, меня поразило два обстоятельства:

  1. Отсутствие признаков мошенничества в особо крупном размере, в котором обвинялся мой подзащитный.
  2. Почему на данное обстоятельство не обратил внимание защитник на стадии предварительного расследования.

На первый взгляд ситуация была элементарной до абсурда – мой подзащитный, работая менеджером в одной из крупных компаний, выпускающий и реализующий сантехническое оборудование, использовав поддельную печать и бланки некой фирмы, приобретал в компании, где он работает, за собственные средства, сантехническое оборудование, которое потом реализовывал третьим лицам, заодно, и осуществляя монтаж этого оборудования.

По мнению «потерпевшей» компании (иначе, как в кавычках, ее потерпевшей назвать нельзя), приобретая оборудование с 45% скидкой, он систематически похищал разницу между ценой, по которой оборудование было оприходовано на складе компании и ценой, по которой оно могло быть реализовано.

Какая глупость! – мог бы воскликнуть каждый из вас – нет тут состава хищения!

Правильно – глупость, но до того момента, пока она не ложится в формулу обвинения и не ломает жизнь человеку.

Весьма пикантный момент заключался и в том, что 45% скидка, с которой мой подзащитный ( в дальнейшем, будем его называть Виктор – имя вымышленное), приобретал оборудование, была предусмотрена коммерческой политикой данной компании, но реализовывать ее Виктор мог со скидкой в пределах 15-20%, собственно, поэтому, и пошла в дело поддельная печать и бланки некой «левой» фирмы.

На первом этапе моей задачей было доказать, что никакого хищения в форме мошенничества здесь нет и близко, хотя, казалось бы, чего проще – чтобы лицо могло быть привлечено за хищение, необходимо доказать, говоря житейским языком, что оно что-то украло, т.

е., «в переводе» на язык права, то есть, с корыстной целью совершило противоправные действия — безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Очевидно, что отсутствие, хотя бы одного признака – незаконность, безвозмездность, изъятие или обращение чужого имущества в свою пользу или пользу третьих лиц, причинение ущерба, исключает квалифицировать данные действия, как хищение.

Мы часто забываем, что, кроме Особенной части УК РФ, есть и Общая, а в ней ст.8, в которой сказано: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

В данном же случае отсутствовали, аж, три признака:

  1. Безвозмездность – Виктор приобретал оборудование за свои деньги, пусть и с 45% скидкой.
  2. Изъятие имущества – невозможно изъять то, что не имеет своего материального воплощения в момент изъятия, а именно – недополученные доходы в связи с приобретением продукции со скидкой, большей, чем было предусмотрено должностной инструкцией Виктора.

Неполученная прибыль не имеет своего материального воплощения на момент инкриминируемого лицу деяния, и не известно – получит ли свое материальное воплощение в будущем, например, вследствие отсутствия спроса из-за высокой цены, конкуренции, предложений на рынке более высокотехнологичной продукции, и иных рисков, связанных с предпринимательской деятельностью. 

  1. И, наконец, причинение ущерба – о каком, спрашивается, ущербе можно говорить, если, как это было указано выше, 45% скидка была предусмотрена условиями коммерческой политики компании?

 Вопрос об оценке ущерба имел принципиальное значение не только в связи с квалификацией инкриминируемого деяния, но и гражданским иском, заявленным в рамках уголовного дела, а сума этого иска составляла около 4 миллионов рублей.  

Так что, если особых проблем в доказывании, что в действиях Виктора нет признаков преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, я не видел, то главная трудность составляла избавить его и от, пусть и гораздо меньшей, но весьма неприятной по своим последствиям, ст. 165 УК РФ, а именно ее пункта «б» части 2, а для этого нужно было доказать и отсутствие самого факта ущерба.

И вот тут необходимо разобраться в теории вопроса.

Полагаю, нет нужды доказывать, что понятие «ущерб», применимо к преступлениям в экономической сфере – понятие бланкетное, отсылающее нас к нормам гражданского права, а именно, ст.

15 ГК РФ, где упущенная определена  в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Но, каким образом можно определить размер упущенной выгоды?

Ответ на этот вопрос можно найти например, в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором, в частности, отмечено: «Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер…».

В экспертной практике, в упрощенном виде, упущенная выгода представляет собой разницу между потенциальным доходом и сопутствующими потенциальными расходами.

Следовательно, при определении размера упущенной выгоды необходим оценочный подход, в данном же деле подход был чисто математический – как разница, полученная путем вычитания от суммы реализации продукции без 45% скидки, стоимости этой продукции на складе «потерпевшей» компании.

Собственно, сумма гражданского иска и составляла эту разницу, полученную в результате назначенной судебно-бухгалтерской экспертизы.

Необходимо отметить, что и при назначении судебной экспертизы была допущена ошибка, поскольку предмет судебно-бухгалтерской экспертизы не имеет никакого отношения к определению размера ущерба, в том числе, и в форме упущенной выгоды, поскольку, при определении ее размера назначается судебная финансово-экономическая экспертиза, в рамках которой эксперт-оценщик, используя, кстати, не очень сложные методики, рассчитывает приблизительный размер упущенной выгоды, учитывая, в том числе, и расходы, которые должно было понести лицо для получения прибыли, а также, какие действия были предприняты для ее получения.

Как подтвердил эксперт, вызванный в судебное заседание по моему ходатайству, указанная в сделанном им заключении сумма никакого отношения размеру ущерба – ни прямому, ни упущенной выгоды не имеет, в частности, потому, что при назначении экспертизы вопрос о размере ущерба вообще не ставился.

Тогда, возникает вопрос – а что же тогда установил эксперт? А то, что от него хотел следователь, то и установил: хотел, чтобы ему посчитали разницу? Да, не вопрос – вычитаем одну сумму из другой – получаем разницу, правда, полученная сумма ни в коей мере не позволяет, не то, что заявить гражданский иск в уголовном процессе, а не позволяет, вообще, ответить – были ли причинен ущерб, а если и был, то в каком размере, но это уже не так важно для современного следствия – главное, «затолкать» дело в суд, а уж там…

Верный своему правилу: коль дело требует специальных познаний – обратись к тому, кто этими познаниями обладает, я направил адвокатский запрос в одну из организаций, занимающихся оценочной деятельностью для того, чтобы укрепить свою позицию в части отсутствия доказательств нанесения ущерба вообще, и в форме упущенной выгоды – в частности.

В частности, один из вопросов, поставленных мной перед специалистом, и ответ на него, звучали так:

  1. По четвертому вопросу — Можно ли сделать вывод, что использованная экспертом, в данном им заключении, методика расчета позволяет достоверно определить размер причиненного ущерба?

С точки зрения действующей нормативной базы в области оценочной деятельности «в рамках доходного подхода оценщик определяет стоимость объекта оценки на основе ожидаемых будущих денежных потоков или иных прогнозных финансовых показателей деятельности организации, ведущей бизнес (в частности, прибыли)».

На наш взгляд, при определении стоимости упущенной выгоды необходимо провести поэтапный анализ и расчеты согласно методологии доходного подхода в оценке бизнеса (или актива), но с учетом особенностей упущенной выгоды, а именно:

1) определить период воздействия фактора ущерба, то есть продолжительность периода, на который будет построен прогноз денежных потоков (прибыли);

2) для определения упущенной выгоды провести прогнозирование денежных потоков (или прибыли), не полученных от организации (или актива) в течение периода воздействия фактора ущерба;

3) определить ставку дисконтирования для приведения к текущей стоимости на уровне доходности эффективной к погашениям по облигациям федерального займа (по безрисковой ставке доходности, поскольку прибыль на уровне средней рентабельности организация или актив с высокой вероятностью должна была принести такую отдачу на вложенный капитал)

4) провести расчет текущей стоимости денежных потоков (прибыли) или доходов от актива, не полученных организацией в течение периода воздействия фактора ущерба.

Вывод: Методика расчета, использованная экспертом в данном им экспертном заключении № 8/220 от 05.09.2018 г, не являясь методикой расчета убытков, не позволяет определить их размер.

Кроме того, вопрос о размере убытков перед экспертом вообще не ставился.

Что же мы имеем в результате, доказывая отсутствие факта причинения ущерба?

Подтвержденный показанием эксперта и подкрепленный суждением специалиста факт, что никаких доказательств в подтверждение  самого факта и, тем более,  размера ущерба стороной обвинения в суд не представлено, следовательно, приговор по делу может быть только оправдательным.

Причем, по делу были допущены и другие нарушения, хотя, и блекнувшие на фоне явного незаконного привлечения Виктора к уголовной ответственности, но вполне достаточные считать недопустимыми доказательства по делу.

Например, Виктор был задержан в ходе ОРМ «проверочная закупка», при анализе обстоятельств проведения которой, защитой были установлены факты, позволяющие утверждать о незаконности ее проведения, следовательно, недопустимости использования материалов ОРМ в качестве доказательств по делу.

На самом деле проведенное оперативно-розыскное мероприятие, по своему содержанию относится к иному оперативно-розыскному мероприятию – «оперативный эксперимент» оформление которого проводится в совершенно ином порядке, чем ОРМ «проверочная закупка».

Одним из принципиальных различий между этими двумя оперативно-розыскными мероприятиями является то, что ОРМ «проверочная закупка» проводится, как правило, одномоментно и заключается в совершении мнимой сделки купли-продажи либо оказания услуг с лицом, заподозренным в противоправной деятельности, а ОРМ «оперативный эксперимент», как следует из п.26 Рекомендательного законодательного акта «О борьбе с организованной преступностью», принятого Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ 2 ноября 1996 г. – «…воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного события, а также совершение необходимых опытных действий в целях пресечения преступных действий, выявления лиц, их готовящих или совершающих, проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности».

В данном же случае оперативные сотрудники полиции, как раз, и совершали действия для воспроизведения обстановки, в которой Виктор реализовал приобретенную им продукцию, лицу, которое было подготовлено оперативными сотрудниками за три дня до задержания Виктора, обсуждавшее с ним подробности приобретения этой продукции.

При этом один из «понятых», как выяснилось в ходе его допроса 22.03.2109 г. является инвалидом вследствие полученной им черепно-мозговой травмы, не слышал содержания разговора между Виктором и подготовленным оперативными сотрудниками лица, и не понимал смысла мероприятия, в котором он участвовал, например, он не понимал, что такое «проверочная закупка».

И, грохотом лавины в горах прозвучал приговор.

Да, Виктор был осужден не по ч.4 ст. 159 УК РФ, а по п. «б» ч.2 ст. 165 УК РФ, и не к реальному и длительному лишению свободы, как того требовал государственный обвинитель, а к 6 месяцам условно, без назначения дополнительного наказания, при этом гражданский иск «потерпевшего» был удовлетворен.

Разумеется, такой результат никак нельзя считать удачным, и приговор будет обжалован.

Но, как бы странно это не прозвучало, я не имею никаких претензий к судье – не смотря на оказываемое на нее давление со стороны сил, которые, пока они существуют, о независимости суда у нас можно не вспоминать — был вынесен приговор, с одной стороны, максимально мягкий, с другой – дающий мне большую свободу для маневра при его обжаловании.

Так что, основные битвы у нас впереди.  

Источник: https://pravorub.ru/articles/86622.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.