Неправомерный вычет по ндс

Налоговики необоснованно отказали в вычете НДС

Неправомерный вычет по ндс

Почти месяц ничего не писал про налоги. Предыдущая записка касалась вопроса налоговых проверок во время коронавируса.

Зато сегодня у меня отличные новости для всех, кто связан с НДС. Расскажу о деле, в котором суд признал незаконным решение налоговой инспекции об отказе в вычете НДС.

На основании договора, ООО “Ромашка” (наименование изменено) приобретало у ЗАО “Финт” (наименование изменено) товар, за который уплатило несколько миллионов рублей. После этого покупатель принял к вычету НДС. В подтверждение законности этой операции были представлены счета-фактуры и товарные накладные, полученные от поставщика.

Проведя выездную налоговую проверку, налоговики пришли к выводу, что представленные документы не подтверждают реальность поставки товара. Тут началась стандартная песня по типу: “Ваш контрагент не имел реальной возможности исполнить договор, поскольку у него не было работников в штате, транспортных средств и производственных активов.

Кроме того, было установлено, что счета-фактуры и товарные накладные , составленные ООО “Финт” были подписаны не генеральным директором этой компании, а иным лицом.

В дополнение ко всему этому налоговики сослались на то, что поставщик все время уплачивал минимальные платежи на прибыль организаций и НДС.

В общем, юристы, занимающиеся налоговыми спорами, достаточно хорошо знают эту песню и те плачевные результаты, к которым она приводит. Однако в данном деле все пошло не так как обычно.

ООО “Ромашка” оспорило решение налоговой инспекции в суде, который указал следующее.

С учетом природы НДС как косвенного налога, предполагающей переложение бремени его уплаты с участвующих в товародвижении хозяйствующих субъектов на потребителей, в силу п.1 и 2 ст.

171 Налогового кодекса налогоплательщик при осуществлении облагаемых НДС операций имеет право уменьшить общую сумму исчисленного налога на установленные данной статьей налоговые вычеты – суммы налога, предъявленные ему при приобретении товаров (работ, услуг) и имущественных прав для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения.

Обусловленная природой НДС стадийность взимания данного налога означает, что использование права на вычет налога покупателем предопределяется непрерывным предъявлением налога по мере движения товаров (работ, услуг) от одного хозяйствующего субъекта к другому (п.1 ст.168 Налогового кодекса РФ) и принятием в связи с этим каждым из участников оборота обязанности по уплате в бюджет предъявляемых сумм налога (п.1 ст.173 Налогового кодекса РФ).

Поэтому, отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате НДСв бюджет в денежной форме.

Исполнение обязанности по уплате налогов не предполагает возложения на налогоплательщика ответственности за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет: право налогоплательщика на налоговый вычет не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате НДС, а также финансово-экономическим положением и поведением третьих лиц.

Соответственно, отказ в праве на вычет «входящего» налога обуславливается фактом неисполнения обязанности по уплате НДС контрагентом налогоплательщика или (и) поставщиками предыдущих звеньев в той мере, в какой это указывает на отсутствие экономического источника вычета (возмещения) налога, но один лишь этот факт не может быть достаточным, чтобы считать применение налоговых вычетов покупателем неправомерным. Лишение права на вычет НДС налогоплательщика – покупателя, который не преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, а при отсутствии такой цели – не знал и не должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях, действуя в рамках поведения, ожидаемого от разумного участника хозяйственного оборота, по существу означало бы применение меры имущественной ответственности за неуплату налогов, допущенную иными лицами, в том числе, при искажении ими фактов своей хозяйственной деятельности, к налогоплательщику – покупателю, не имевшему возможности предотвратить эти нарушения и (или) избежать наступления их последствий.

По данному делу налоговый орган должен был доказать не только отсутствие экономического источника вычета НДС (реальность приобретения товара), но и то, что налогоплательщик преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, а в отсутствие такой цели – знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях.

Здесь отмечу, что в этом деле прозвучал тот редкий для нашей практики довод, что ст.54.1. НК РФ должна трактоваться в пользу налогоплательщика, а не налогового органа.

Кроме того, суд указал, что незначительные суммы уплаченных поставщиком налогов, сами по себе не означают, что поставщик не полностью уплачивал налоги, а контрагент должен был исчислить НДС в большей сумме. Не установлены и факты вывода и обналичивания поставщиком денежных средств.

Оценка проявления налогоплательщиком должной осмотрительности не сводится к выявлению изъянов в эффективности и рациональности его хозяйственных решений.

В тех случаях, когда налоговым органом не ставится вопрос об участии налогоплательщика в уклонении от уплаты НДС в результате согласованных действий с поставщиками (пункт 9 постановления Пленума № 53), но приводятся доводы о том, что налогоплательщик знал или должен был знать об уклонении его поставщика, поставщиков предыдущих звеньев от уплаты НДС (пункт 10 постановления Пленума № 53), при оценке данных доводов судебная практика исходит из стандарта осмотрительного поведения в гражданском (хозяйственном) обороте, ожидаемого от его разумного участника в сравнимых обстоятельствах.

Значение имеют не только доказанные налоговым органом обстоятельства, порочащие исполнение поставщиками их налоговых обязанностей, но и то, должны ли данные обстоятельства быть ясны налогоплательщику – покупателю в конкретной ситуации совершения сделки с поставщиком с учетом характера и объемов деятельности покупателя (крупность сделки и регулярность совершения аналогичных сделок), специфики приобретаемых товаров, работ и услуг (наличие специальных требований к исполнителю, в том числе лицензий и допусков выполнению определенных операций), особенностей коммерческих условий сделки (наличие значимого отклонения цены от рыночного уровня, наличие у поставщика предшествующего опыта исполнения аналогичных сделок) и т.п.

Соответственно, критерии проявления должной осмотрительности не могут быть одинаковыми для случаев ординарного пополнения материально-производственных запасов и в ситуациях, когда налогоплательщиком приобретается дорогостоящий актив, либо привлекается подрядчик для выполнения существенного объема работ.

Интерес представляют и размышления о доказывании реальности хозяйственной операции. По этому поводу суд отметил следующее.

Сам по себе факт отсутствия работников, оборудования и персонала не является безусловным доказательством фиктивности хозяйственной операции. В данном деле, налогоплательщик доказал, что товар приобретался им со склада, на который был доставлен ЗАО “Финт”. Этот факт подтверждался заключенным договором перевозки и прилагающимися документами.

В общем, рекомендую всем налоговым юристам взять на заметку это дело.

_________________
Подписывайтесь на наш телеграмм канал: https://t.me/rightlawyer

Ставьте “нравится” и пишите свое мнение о заметке. Нам Важно то, что Вы думаете.

Получить платную консультацию можно по тел. 8-919-694-17-10 или направив письмо на эл. почту: upbiv@mail.ru

Источник: https://zen.yandex.ru/media/advocat/nalogoviki-neobosnovanno-otkazali-v-vychete-nds-5ebecc6f40116e44e4116023

Ответственность за незаконное возмещение НДС

Неправомерный вычет по ндс

Борьбу с неправомерным возмещением НДС из бюджета постоянно усиливают. Ужесточают и последствия использования схем незаконного возмещения. Тут возможна и уголовная ответственность, иногда сразу по нескольким статьям УК РФ, и санкции по Налоговому кодексу, и иные наказания.

Когда возможно возмещение НДС из бюджета

С возмещением НДС связаны несколько заблуждений (см. таблицу 5 в конце текста). Одно из них – право на возмещение обычно возникает у экспортеров.

Поэтому именно на них обращают внимание налоговики и правоохранители. На самом деле, ситуация иная: для контролеров важны все, у кого в декларации по НДС заполнена строка 050 раздела 1.

Именно там отражен налог к возмещению – сумма, которую должны вернуть из казны.

Строку 050 заполняют многие. Например, те, кто покупает дорогостоящие основные средства. Тут «входной» НДС за квартал иногда превышает налог с выручки за этот период. Так возникает право на возврат НДС, но инспекция обязательно проверит реальность приобретения основных средств.

Крупнооптовые закупки материалов и товаров или заказ дорогостоящих работ также могут привести к возмещению НДС из бюджета.

Оно актуально и для тех, кто выпускает продукцию с 10-процентной ставкой НДС, а закупает сырье и материалы, облагаемые по ставке 20%. Для возмещения используют и различные незаконные схемы.

В частности, связанные с фиктивными закупками. Либо с завышением закупочных цен или с занижением продажных.

Получив декларацию по НДС, инспекция проведет «камералку». Тут права налоговиков ограничены (по сравнению с выездной проверкой). Но большинство ограничений действуют, когда в декларации отражен НДС к уплате. Иная ситуация с возмещением. Здесь ИФНС вправе потребовать счета-фактуры и иные документы на вычет (п. 8 ст. 88 НК РФ).

Так камеральная проверка становится близкой к выездной. Возрастают и риски. В частности, налоговых доначислений – для компании. Или привлечения к уголовной ответственности – для руководителя и других работников. Ведь, если налоговики заподозрят преступление, то они извещают органы внутренних дел (п. 3 ст. 82 НК РФ).

Возмещение НДС и статьи УК РФ

Уголовная ответственность за уклонение компании от налогов введена статьей 199 УК РФ. Там предусмотрено наказание, если неуплаченные налоги и страховые взносы превысят 15 млн руб. Или 5 млн руб. и одновременно 25% от начисленных налогов и взносов. Все суммы также рассчитывают за три года.

За неуплату налога в крупном размере грозит лишение свободы. Но максимум на два года. Причем, зачастую приговаривают к условному сроку. Или штрафуют на 100 – 300 тыс. руб. Это относительно мягкое наказание (по сравнению с другими статьями УК РФ). Только его применяют, когда налоги занижают.

Но не просят их вернуть. Хуже, если фирма либо предприниматель требуют возместить НДС из бюджета. Это уже хищение чужого имущества (средств из казны). То есть мошенничество (ст. 159 УК РФ). Здесь иное наказание (см. таблицу 1). В частности, максимальный срок лишения свободы возрастет до 10 лет.

Таблица 1. Возмещение НДС из бюджета и уголовная ответственность

ВопросОтвет
Об общих правилах привлечения к ответственности за незаконное возмещение НДС
Правда ли, что любое неправомерное возмещение может привести к уголовному делу?Нет. Часть 1 статьи 159 УК РФ связывает мошенничество с обманом или злоупотреблением доверием. Это действия, когда обвиняемый сознательно лгал или умалчивал о реальных сведениях (п. 2 и 3 постановления Пленума ВС РФ от 30.11.17 № 48). Отсюда вывод – недопустима уголовная ответственность, если возмещаемый НДС завышен неумышленно. Скажем, из-за неверной трактовки НК РФ и ошибочного применения льгот.
А если фиктивны счета-фактуры контрагентов?Формально и этого недостаточно для приговора по статье 159 УК РФ (обвиняемый мог не знать о фиктивности счетов-фактур). Практически же любая фиктивность счетов-фактур может привести к уголовному делу. И к уголовной ответственности, если доказано, что обвиняемый знал о недостоверности счетов-фактур. Основным доказательством зачастую бывают показания работников, контрагентов и иных лиц.
Кого могут привлечь к ответственности?В первую очередь, руководителя (даже если он официально не оформлен, но фактически возглавляет предприятие). Опасность угрожает и другим лицам. К примеру, главному бухгалтеру или учредителю. Особенно, если ему принадлежит более 50% уставного капитала.
О наказании по приговорам, связанным с незаконным возмещением НДС из бюджета
Какое самое легкое наказание по статье 159 УК РФ?Это лишение свободы на срок до двух лет (ч. 1 ст. 159 УК РФ). Его могут заменить на штраф до 120 000 руб. или до годового дохода. Или на арест сроком до четырех месяцев. Или на ограничение свободы либо принудительные работы – тут срок до двух лет. Или на обязательные работы (срок до 360 часов) либо исправительные (срок до одного года). Если дело связано с возмещением НДС, то чаще всего применяют штраф. Или лишение свободы (в том числе условное).
А могут ли ужесточить это наказание?Да. И в большинстве случаев ужесточают. К примеру, используя часть 3 статьи 159 УК РФ. По ней возможен штраф от 100 до 500 тыс. руб. (или в размере дохода за один – три года). Или лишение свободы на срок до шести лет (дополнительно могут взыскать штраф до 80 000 руб.).
Когда применяют часть 3 статьи 159 УК РФ?При мошенничестве в крупном размере, когда сумма возмещаемого НДС превысила 250 000 руб. Или если преступник использовал служебное положение. Эта норма применима к директору и к иному должностному лицу коммерческой фирмы (п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 30.11.17 № 48).
Часть 3 статьи 159 – единственное основание для ужесточения?Нет. Опасна и часть 4 статьи 159 УК РФ (до десяти лет лишения свободы с дополнительным штрафом до 1 млн руб.). Ее применяют, если схему незаконного возмещения обеспечила организованная группа (например, руководитель и главный бухгалтер). Или если неправомерно возмещаемая сумма превысила 1 млн руб. Еще наказание ужесточают из-за совокупности преступлений.
Что такое совокупность преступлений?Допустим, сдано несколько деклараций на возмещение НДС из бюджета. Каждая основана на фиктивных счетах-фактурах. Тут каждый эпизод суд может счесть отдельным преступлением. И за него будет отдельный срок или штраф. Потом эти сроки либо штрафы суммируют (как правило, частично). И выносят окончательное наказание. Такой подход основан на статье 69 УК РФ. Его часто применяют к ответственности за незаконное возмещение НДС. Для примера откроем постановление Мосгорсуда от 23.08.18 № 4у/9-4763/18. Там изучали несколько эпизодов. По каждому руководитель приговорен к шести годам лишения свободы. Частичным сложением определен итоговый срок – 10 лет.
Обвиняют ли и в мошенничестве, и в неуплате налогов, – сразу по двум статьям УК РФ?

Источник: https://1c-wiseadvice.ru/company/blog/otvetstvennost-za-nezakonnoe-vozmeshchenie-nds/

Вычеты НДС по «проблемным» контрагентам: читаем новые рекомендации Верховного суда

Неправомерный вычет по ндс

Начнем с проверок потенциальных контрагентов. Здесь судьи отметили, что ИФНС часто подменяет понятия.

Вместо того, чтобы установить факт проявления организацией осмотрительности при выборе контрагента, налоговики выявляют изъяны в эффективности и рациональности хозяйственных решений, принятых налогоплательщиком.

Именно так, по мнению высокого суда, следует квалифицировать претензии налоговых органов о том, что налогоплательщик при заключении сделки не запросил данные о складах, транспорте, сотрудниках контрагента, а ограничился лишь проверкой сведений по ЕГРЮЛ и сверкой паспортных данных руководителя.

Проверить контрагента на достоверность сведений в ЕГРЮЛ и признаки фирмы‑однодневки

Подобная подмена, по мнению ВС РФ, недопустима. Действительно, при выборе контрагента нужно оценить не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность партнера, а равно риск неисполнения обязательств.

Именно поэтому покупатель может проверить наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Однако глубина таких проверок, как отметила Судебная коллегия, зависит от конкретного договора.

Нельзя применять одинаковый подход при проверке контрагента для разовой незначительной сделки (например, закупка материально-производственных запасов) и при выборе стороны договора в крупном или длительном контракте.

Например, в случае приобретения дорогостоящего актива или при заключении долгосрочного контракта, предполагающего регулярные поставки, либо выполнение существенного объема работ.

На практике этот вывод ВС РФ означает следующее: если заключается некрупная сделка, достаточно убедиться в том, что контрагент зарегистрирован в установленном порядке, с ним можно связаться по указанному в ЕГРЮЛ адресу и от его имени действует уполномоченное лицо.

Получить свежую выписку из ЕГРЮЛ или ЕГРИП с подписью ФНС Отправить заявку

Глубинные проверки, предполагающие анализ мощностей, которыми располагает контрагент, лицензий и разрешений, истории его взаимоотношений с другими контрагентами и т.д., требуются при совершении значимых (крупных или длительных) сделок.

Исключение — ситуация, когда условия планируемого к заключению договора значительно отклоняются от рыночного уровня, либо свои услуги предлагает контрагент, который не имеет опыта исполнения аналогичных сделок.

В этих случаях, по мнению ВС РФ, также следует провести глубинную проверку контрагента.

Отсутствие ресурсов у контрагента

Второй момент, разъяснения по которому дала Судебная коллегия, касается ситуации с фиктивными контрагентами, за которых всю работу выполняют другие лица.

Тут надо напомнить, что выполнение обязательств по сделке непосредственно стороной договора, либо тем, кому исполнение передано на основании отдельного соглашения, является одним из критериев, определяющим право на вычет и учет расходов (п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Это значит, что если установлен факт выполнения обязательств по сделке третьим лицом, не имеющим на это каких-либо правовых оснований, то ИФНС вправе «снять» с покупателя вычеты по НДС.

Определить вероятность выездной налоговой проверки и получить рекомендации по налоговой нагрузке

Как пояснили судьи, при применении этого положения нужно учитывать не столько наличие у контрагента материальных, финансовых и трудовых ресурсов для исполнения заключенного с покупателем договора, сколько тот факт, осуществляет ли контрагент какую-либо реальную деятельность. Ведь если налогоплательщик фактически ведет бизнес, то, даже не имея нужных ресурсов, он может официально — на основании соответствующих договоров — привлечь третьих лиц к исполнению принятых на себя обязательств.

Тогда как номинальный контрагент не оформляет таких договоров, поскольку существует исключительно «на бумаге» и нужен лишь для прикрытия. А сделка в действительности совершается иными лицами, которым обязательство по ее исполнению официально не передавалось и не могло передаваться.

Таким образом, и в этой части судьи несколько снизили планку требований к проверке контрагентов.

Теперь вовсе не обязательно отказываться от сделок с небольшими компаниями или ИП только лишь потому, что у них нет ресурсов, достаточных для исполнения сделок.

Главное — убедиться, что контрагент фактически осуществляет деятельность: заключает договоры, представляет бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Узнать, сколько налогов заплатил контрагент и проверить его финансовое состояние можно в сервисе «Контур.Фокус» Подключиться к сервису

Неуплата налога продавцом

Наконец, третья часть разъяснений ВС РФ касается отказа в вычетах входного НДС из-за того, что продавец не перечислил сумму налога в бюджет. Здесь судьи вывели четкое правило: в подобной ситуации «снять» вычеты у покупателя, реально получившего товар (работу или услугу), можно только в том случае, если доказано, что он знал или должен был знать о недобросовестном поведении продавца.

То обстоятельство, что покупателю должно быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, подтверждается, в первую очередь, фактом их взаимозависимости или аффилированности (подробнее об этом см. «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП» и «Долги ООО: когда участникам общества придется лично заплатить за свою фирму»).

Проведите автоматическую сверку счетов‑фактур с контрагентами Подключиться к сервису

Если же указанная связь между сторонами сделки отсутствует, то во внимание должны приниматься результаты проверки контрагента, проведенной с учетом указанных выше рекомендаций ВС РФ. Другими словами, оценивается, насколько разумно и добросовестно действовал покупатель при заключении конкретного договора (с учетом регулярности и цены сделки, специфики товара и т.д.).

И мог ли он при такой проверке в принципе установить факты противоправного поведения продавца: номинальность (т. е. отсутствие реальной деятельности продавца, в связи с  чем договор будет фактически выполняться другим лицом), искажение отчетности, вывод денег по фиктивным документам или обналичивание, перевод средств в низконалоговые иностранные юрисдикции и проч.

Источник: https://www.BuhOnline.ru/pub/comments/2020/6/15781

Вычет НДС и должная осмотрительность – позиция Верховного Суда РФ 2020г

Неправомерный вычет по ндс

В мае 2020 г. Верховный Суд вынес сразу несколько знаковых определений в сфере налогообложения и налогового контроля.

Но наибольший интерес для нас представляет определение ВС РФ № 307-ЭС19-27597 от 14.05.2020 г. по делу № А42-7695/2917, поскольку в данном определении детально анализируется одна из центральных проблем российского налогового правоприменения – вопрос о границах ответственности налогоплательщика за недобросовестные действия контрагентов (вычет ндс).

Фабула дела: в отношении налогоплательщика – АО «СПТБ Звездочка» (г. Полярный, Мурманская обл.) была проведена налоговая проверка за 2013 г. – 2015 г. в рамках которой были выявлены «подозрительные» отношения по приобретению товаров (блоков, преобразователей, трансформаторов и т.п.) у «спорных» контрагентов – ООО «СК-Лоджистик», ООО «Норд-Стар».

Посчитав указанные отношения формальными, налоговый орган взыскал недоимку в соответствующей сумме налоговых вычетов по НДС: 12 996 193,00 руб. по отношениям с ООО «Норд-Стар», 391 992,00 руб. по отношениям с ООО «СК-Лоджистик».

Налогоплательщик с нарушением не согласился и обратился в арбитражный суд с требованием о признании решения налогового органа недействительным.

На данном этапе ситуация самостоятельно не вызывает какого-либо интереса, однако, двигаясь по восходящей судебных инстанций, фактура дела претерпевает заметные трансформации, по мере чего начинает привлекать внимание.

На стадии рассмотрения в апелляционной инстанции Суд признал оспариваемое решение недействительным в части отношений с ООО «Норд-Стар» (отношения признаны реальными).

В части отношений с ООО «СК-Лоджистик» Суд также признал их реальными, но в вычете НДС отказал по основанию «отсутствия в бюджете сформированного источника для возмещения НДС», мотивируя такой подход тем, что налогоплательщиком не было представлено доказательств соблюдения требований «должной осмотрительности» в выборе данного контрагента.

Казалось бы, доначисление более 12 миллионов рублей по отношением с ООО «Норд-Стар» признано незаконным и можно было бы оставить недоимку по отношениям с ООО «СК-Лоджистик» (391 992 рубля) Инспекции в качестве утешительного приза, но налогоплательщик упрямо отказывался от каких-либо компромиссов. Как оказалось, не зря.

В итоге дело было передано на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, где и произошло то самое «юридическое чудо», так взбудоражившее заскучавшую в коронавирусном застое юридическую общественность.

Несмотря на де-факто априорную правоту налоговых органов по аналогичным спорам, Верховный суд не соглашается с выводами своих нижестоящих коллег о наличии оснований для взыскания недоимки по отношениям с ООО «СК-Лоджистик».

Откуда такая лояльность к налогоплательщику? Почему «твердая рука» налогового правосудия дважды дрогнула в этом, казалось бы, типичном споре?

Позиция суда

Суд сопровождает свою позицию стройным нормативно-логическим обоснованием, которое и представляет для нас наибольший интерес. Давайте разбираться по порядку.

Тезис № 1 «право налогоплательщика на налоговый вычет не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате НДС».

 Данная формулировка не является новой (соответствует «трансмиссионной» логике взимания НДС), но как и многие, выработанные практикой разумные и справедливые «ориентиры» в актуальных правоприменительных реалиях, часто воспринимается налоговыми органам и судами не иначе чем «клише», используемое лишь для бессодержательного нормативного наполнения решений о привлечении в ответственности, либо «легитимации» этих решений на стадии их судебного обжалования. Однако, с учетом того, что в итоге судебные акты отменены, то в данном случае и озвученный тезис играет принципиально другими красками.

Тезис № 2 «Лишение права на вычет НДС налогоплательщика – покупателя, который не преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, а при отсутствии такой цели – не знал и не должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях, действуя в рамках поведения, ожидаемого от разумного участника хозяйственного оборота, по существу означало бы применение меры имущественной ответственности за неуплату налогов, допущенную иными лицами».

Данный тезис также не является принципиально новым, что, впрочем, не делает его менее важным, поскольку позиция Суда означает сохранение актуальности (как минимум в ближайшей перспективе) доктрины «должной осмотрительности», заданной в свое время Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Напоминаем, что согласно п. 10 указанного Постановления: «факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом».

Данная позиция долгое время была определяющей применительно к спорам, связанным недоимками по отношениям с подозрительными (анонимными, номинальными) структурами, но, по наивному мнению налоговых органов, была нивелирована в связи с принятием новой редакции ст. 54.1 НК РФ: «следует учитывать, что Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ не предусмотрено оценочное понятие «непроявление должной осмотрительности» – (письмо ФНС от 16 августа 2017 г. № СА-4-7/16152@).

Конечно, Верховный суд не может позволить себе прямую оговорку о том, что ФНС заблуждается и доктрина должной осмотрительности подлежит применению по спорам о привлечении к налоговой ответственности, инициированным после 19 августа 2017 (дата введение в действия ст. 54.1 НК РФ), однако, сама логика рассуждений задает на этот счет весьма позитивные ожидания. Иной подход вступал бы в грубое противоречие с теми принципами и подходами, значению которых Суд уделяет столько внимания.

Тезис № 3 «принимая во внимание изложенное, к обстоятельствам, подлежащим установлению при оспаривании правомерности применения налоговых вычетов по основаниям, связанным с отсутствием экономического источника для вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком – покупателем, помимо данного факта также относится реальность приобретения товаров (работ, услуг) налогоплательщиком для осуществления своей облагаемой налогом деятельности, и то, преследовал ли налогоплательщик – покупатель цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, либо в отсутствие такой цели – знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях».

Данный абзац формулирует предмет доказывания (совокупность фактов), которые могут указывать на наличие/отсутствие оснований для взыскания недоимки.

Для налогоплательщиков и их юристов это значит, что в случае если Вы располагаете достаточным объемом доказательств, подтверждающих реальность отношений и отсутствуют основания полагать, что Вы знали или должны были знать о проблемах контрагента в части его собственных налоговых обязательств – то, как минимум, перед самим собой Вам можно быть спокойным (расслабляться в отношениях с налоговыми органами в любом случае не приходится, но если дойдет до спора, то при соблюдении вышеуказанных критериев отстоять свои интересы будет куда проще).  

Тезис № 4 «значение имеют не только доказанные налоговым органом обстоятельства, порочащие исполнение поставщиками их налоговых обязанностей, но и то, должны ли данные обстоятельства быть ясны налогоплательщику – покупателю в конкретной ситуации совершения сделки с поставщиком с учетом характера и объемов деятельности покупателя (крупность сделки и регулярность совершения аналогичных сделок), специфики приобретаемых товаров, работ и услуг (наличие специальных требований к исполнителю, в том числе лицензий и допусков выполнению определенных операций), особенностей коммерческих условий сделки (наличие значимого отклонения цены от рыночного уровня, наличие у поставщика предшествующего опыта исполнения аналогичных сделок) и т.п. Соответственно, критерии проявления должной осмотрительности не могут быть одинаковыми для случаев ординарного пополнения материально производственных запасов и в ситуациях, когда налогоплательщиком приобретается дорогостоящий актив, либо привлекается подрядчик для выполнения существенного объема работ».  

Таким образом, Суд приводит четкие критерии, которые подлежат исследованию в рамках вопроса о соблюдении стандарта осмотрительности, в частности определяет градацию этих стандартов в зависимости от характера и значимости отношений (в этой части, пожалуй, можно согласиться с общим мнением об «инновационности» продемонстрированных Судом подходов).

Суд акцентирует внимание на таких параметрах как крупность сделки и регулярность отношений, что безусловно правильно, поскольку стандарты осмотрительности в ситуации, когда налогоплательщик оправдывает приобретение (условно) копировальной техники для собственного использования не могут быть столь же строгими как в ситуации, когда этот же налогоплательщик будет подтверждать осмотрительность при выборе поставщика строительных материалов в промышленных масштабах для целей реализации проекта регионального значения.

Кроме того, представляется обоснованной дифференциация стандартов осмотрительности в зависимости от специфики приобретаемых товаров (работ, услуг).

Было бы, как минимум, противоречиво предъявление одинаковых стандартов осмотрительности при поставке той же копировальной техники (выполнить данные обязательства при желании может практически любой хозяйствующий субъект), либо при поставке уникального высокотехнологичного медицинского оборудования, для чего требуются соответствующий допуски, разрешения и лицензии и т.п.

Не исключаем, что формулировки данного абзаца будут активно заимствованы налогоплательщиками в рамках споров с проверяющими и могут действительно помочь налогоплательщикам в отстаивании своих прав в рамках споров с налоговыми органами.

Тезис № 5 «если налоговый орган установит, что экономический источник вычета (возмещения) НДС не создан, а поставщик (исполнитель) в период взаимодействия с налогоплательщиком – покупателем не имел экономических ресурсов (материальных, финансовых, трудовых и т.

п), необходимых для исполнения заключенного с покупателем договора, в связи с чем сделка в действительности исполнена иными лицами, которым обязательство по ее исполнению поставщик не мог передать в силу своей номинальности, данные обстоятельства могут указывать на то, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента, пока иное не будет доказано налогоплательщиком»

В свою очередь, если «вступление в отношения с хозяйствующим субъектом, обладающим экономическими ресурсами, достаточными для исполнения сделки самостоятельно либо с привлечением третьих лиц, представление таким субъектом бухгалтерской и налоговой отчетности, отражающей наличие указанных ресурсов, дает разумно действующему налогоплательщику – покупателю основания ожидать, что сделка этим контрагентом будет исполнена надлежащим образом, а налоги при ее совершении – уплачены в бюджет. В подобной ситуации предполагается, что выбор контрагента отвечал условиям делового оборота, пока иное не будет доказано налоговым органом».

Данные тезисы ставят точку в вопросе о том, каким образом распределяется и переходит от сторон в споре бремя доказывания соблюдения требований осмотрительности.

Позицию суда можно перефразировать следующим образом: при наличии очевидных «внешних» признаков, дающих основания полагать, что контрагент является добросовестным (наличие работников, складов, оборудования, техники, сайта и т.п.

), именно налоговый орган обязан доказать факт осведомленности налогоплательщика об обратном. Если же контрагент указанным требованиям явно не отвечает – то бремя доказывания отсутствия осведомленности о недобросовестности контрагента переходит на налогоплательщика.

Если еще проще, то Верховный суд предлагает рассматривать наличие «негативных» характеристик контрагента в качестве опровержимой презумпции отсутствия должной осмотрительности. В свою очередь, налогоплательщик вправе представлять доказательства в ее опровержение.

Вывод:

Подводя заключение, хотелось бы отметить, что, приведенные цитаты ВС РФ и рассуждения в целом (за исключением градации стандартов осмотрительности) не представляют инновационных правовых подходов.

Напротив, выводы Суда в большинстве своем известны практике и с необходимостью вытекают при условии «относительно-погруженного» логического осмысления действующего нормативного материала, в том числе ст. 54.

1 НК РФ. 

Оптимизм, с которым было воспринято рассматриваемое определение, обусловлен в первую очередь тем, что Верховный суд РФ, пожалуй, впервые за много лет продемонстрировал, что логика и право все еще могут быть реальным механизмом разрешения налоговых споров, от чего все мы, честно сказать, отвыкли.

В «идеальной правоприменительной вселенной» именно таким уровнем аргументации должны отличаться все судебные акты высшей судебной инстанции.

Однако, текущие реалии от этого еще слишком далеки. Юридическое сообщество и бизнес настолько привыкли к «доказательному беспределу» в налоговых спорах, что любой адекватно аргументированный судебный акт, ставящий под сомнение аксиому безусловной правоты налоговых органов, воспринимается как нечто экстраординарное.

Действительно – рассматриваемый пример говорит нам, что не так уж все и плохо и несмотря на формировавшуюся в течении нескольких последних лет тенденцию ужесточения механизмов налогового контроля и бесперспективность попыток оспорить доначисления отдельные попытки «найти правду» могут увенчиваться успехом.  

От лица всех налогоплательщиков, хотелось бы выразить надежду, что рассматриваемое определение демонстрирует первый шаг на пути долгожданной если не либерализации, то хотя бы «адекватизации» судебных механизмов налогового преследования.

 46 Просмотров сегодня

Источник: https://ak-magnat.ru/vychet-nds-pozitsiya-suda-2020/

Последствия вычетов по НДС и принятия расходов, если контрагент проблемный — Audit-it.ru

Неправомерный вычет по ндс

Рогова Т. Ю., юрист, член Палаты налоговых консультантов ООО «ДНД»

В данной статье много говорить о причинах, вследствие которых практически у каждого бизнесмена рано или поздно появляются виртуальные товары, работы или услуги мы не будем. Ранее в статье «Все что необходимо знать об оптимизации НДС» я затрагивала данную тему.

Это и разница между налоговыми доходами и фактическими деньгами на расчетном счете. И следствие того что один налогоплательщик платит одну величину налогов, а другой в несколько раз больше реализуя один и тот же товар.

Последнее можно называть безусловным злом, допускаемым нашим государством для стимулирования малого бизнеса, а также, возможно и для других целей, о которых не принято говорить.

Как и почему может возникать ситуация когда «налоги есть, а денег» нет я пишу со своей самой первой публикации, см., например, статью «Негативные налоговые последствия выигрыша в гражданско-правовом споре». Прежде всего причиной этого является метод начисления.

Ситуация, когда один реализует товар уплачивая одну величину налога, а другой – в разы больше, возникает по причине параллельного существования разных систем налогообложения. Напомним, что цель любого бизнеса – это прибыль (читай деньги, которые попадают в карман того, кто его затеял).

Получается, если я, например, оказываю консультацию физическому лицу как самозанятая, то чтобы потратить заработанные деньги себе на хлеб, квартиру, машину дачу и прочее, я плачу налог 4 %.

Если ту же консультацию я оказываю как собственник организации, то, чтобы деньги попали в мой личный карман, и я могла их потратить, и налог может увеличиться от 14 % (компания на УСН доходы – расходы с минимальным 1 % + 13 НДФЛ с дивидендов) до 53 % (компания на ОСН заплатит 20 % налог на прибыль, 20 % НДС и лично собственник, выплачивающий себе деньги на личный счет – 13 % НДФЛ с дивидендов). Разница в 49 % (53-4) – это далеко не предел. Если выплачивать эти средства как заработную плату, затраты дополнительно возрастают взносы в ПФ, ФСС и доходят до 71,5% (20+22+2,9+5,1+8,5+13 = 71,5). Изменилось ли качество консультации? Не думаю. Изменились ли налоги – не то слово. Кроме того, у организации существует обязанность нести расходы по кассовому аппарату, комиссии банка за зачисление денежных средств по оплате по безналу, снятии наличных, оплате цифровых подписей и прочим расходам, которые не являются налогами, но которые не может не нести организация.

Да, можно говорить о социальной ответственности бизнеса, о том, что организация может заработать много больше, а значит и в доход бюджета должно уходить больше.

Но цель конечного потребителя купить товар как можно дешевле того же качества, а бизнесмена – как можно больше заработать, не сильно меняя качество.

Раз так, то бизнесмен будет всеми правдами и неправдами стараться компенсировать разницу в налогах.

В данной статье я хочу предостеречь от попыток «компенсаций», лежащих в уголовной плоскости, которые на практике как правило проявляются в попытке заменять одного контрагента другим (когда фактический на упрощенке, но очень хочется вычет по НДС) и от банального раздутия затрат несуществующими приобретениями.

В эту же плоскость можно притянуть дробление бизнеса, а всех работников сделать самозанятыми и предпринимателями. Однако по причине ограниченности размера статьи остановлюсь только на совершенно черных схемах: замена одного исполнителя другим, покупка того чего нет. Последствием этого всегда будут доначисления.

А сколько насчитают?

Прежде всего доначислят НДС 20 %, далее – налог на прибыль (да, его гипотетически по реальным сделкам должны будут определить расчетным путем, но как это делается и по каким ценам и всегда ли…), а значит еще 20 % налога на прибыль.

Независимо от размеров оборота компании практически ежедневно я сталкиваюсь с мнением директоров /собственников: «а пусть докажут, у меня есть все требуемые бумажки для принятия НДС к вычету и затрат на прибыль».

Бумажки – это безусловно хорошо, они должны быть, но де факто на местах чаще всего, хорошо если есть формальный пакет документов: договор, накладная, счет-фактура, устав / выписка по контрагенту.

Иногда встречаются паспорта директора, фотографии какого-то товара, каких-то и кем-то выполненных работ.

Налоговые органы, а в след за ними и следственные, на сегодняшний день даже не начинают спорить с данной формальной логикой, если видят, что есть документы, подтверждающие реальность исполнения.

Они будут разбивать ваши вычеты и расходы по налогу на прибыль в контексте реальности исполнения сделки от того, кого вы заявляете.

Да, кто-то может, это и поставил / сделал, но это не тот, кого предприниматель показывает в документах.

В основе акта о доначислениях налоговый орган, как правило, указывает:

  • что контрагент не покупал товар, который был вам поставлен, а значит он не мог поставить вам его;

  • что у него не было складов, где мог бы гипотетически лежать товар, который хранился и может быть дорабатывался до того, чтобы быть поставленным вам в том виде, в котором он был поставлен;

  • у него нет транспортных средств, спецтехники и он не нанимал ее у других (и не важно, что у вас к путевому листу подложена какая-то ПТС-ка или ПСМ-ка, у него не было данной машины/прицепа/трактора/погрузчика по документам);

  • что у него нет в штате сотрудников, которые могли бы выполнить те или иные работы или услуги (банально некому мыть пол или делать расчеты).

    Даже если бы контрагент сам, один, физически работая хоть круглые сутки, не смог бы справиться с объемом заявленных работ/услуг против объема площадей/товара, что показан в документах или с должной квалификацией сделать обсчет/анализ/исследование, т.к.

    он не обладает необходимыми навыками (не имеет дипломов и сертификатов, подтверждающих квалификацию), а никого другого по документам он для этого не нанимал;

  • ваш контрагент пришел на допрос и сказал, что вас знать не знает, видеть не видел; или даже не пришел и не сказал, но по документам он не находился в том регионе, где якобы, оказывал услуги, поставлял товары (не забывайте, что все мы носим с собой «устройство слежения» под названием телефон, а перемещения из города в город оставляет след в виде посадочных, железнодорожных билетов и штрафов ГИБДД).

Отсутствие внятных пояснений откуда узнали о контрагенте, невозможности предоставить контактные данные для связи с ним, отсутствие доказательств наличия товара/работ (тех же пресловутых фотографий, актов инвентаризаций) пойдет дополнительным, а не основным аргументом против вас.

А когда заинтересуются и сколько насчитают?

Кто-то из читающих сейчас начнет со мной активно спорить: «что Вы нам тут свои страшилки пишете, кому мы интересны, кто будет следственные действия производить, мы мелкие и никому не сдались». Уверены? Если за 3 года вы так «сэкономили» больше 15 млн. руб. — то возникает риск уголовного преследования по ч.1 ст.199 УК. Если за 3 года набралось 45 млн.

руб. — то ч.2 ст.199 УК (в ред. с 01.04.2020 г.). 15 млн на три года — это всего 416 тыс. в месяц «черной оптимизации» (15000000/12 мес. в году *3 года) = 416666,66). Иными словами, если вы убираете из налогов более 400 т.р. в месяц вы уже потенциально ходите под риском уголовного преследования, а все остальное – это лишь вопрос, когда вами заинтересуются.

Я не буду говорить о том, что творится в других регионах, а возьму в пример данные официальной отчетности ФНС и приведу результативность выездных проверок по Санкт-Петербургу по состоянию на 01.10.2020. На весь город было проверено всего-то 39 выездных проверок, при этом до начислено было 6 305 371 тыс. руб. из которых налогов 4 236 420 тыс. руб., остальное штрафы и пени.

То есть в среднем выездная налоговая проверка обходится налогоплательщику в 161 млн. руб. (6305371000/39 = 161 676 179,4872). По Ленинградской области средняя сумма доначислений 41 млн руб. (1024762000/25 = 40990480).

То есть, с одной стороны статистика радует проверяют не так много организаций, а значит на всех комиссиях чаще страшат, чем реально приходят; с другой если придут, то на уголовный состав точно будет доначислено.

Возникновение состава не означает что посадят, подробно об этом в моей статье: Оптимизация налогов или преступление? Но в любом случае бизнесмен должен иметь возможность заплатить доначисления в бюджет и должен понимать, что он окажется под уголовным преследованием. А пока он разбирается с этими вопросами, бизнеса он скорее всего лишится.

Вышесказанное не означает, что бояться нечего, а доначислять могут только в рамках выездной проверки. Практикуют доначисления в рамках камеральных проверок. Так за 9 месяцев 2020 в Санкт-Петербурге доначислено 721 млн. руб.

, а по области – 147 млн. руб. И если выездные проверки охватывают доначисления за 3 года, то в статистику по камеральным – попал неполный год.

Если выездные проверки бывают не у всех, то камеральные проводятся в отношении каждой сданной декларации (ст. 88 НК РФ).

А мы оспорим!

Уверены? Лично я нет. Как юрист я не могу и не буду говорить, что однозначно проиграете. Случается, когда налогоплательщики оспаривают, что-то в суде и иногда что-то выигрывают. Однако, как экономист, я не люблю рассуждать в теории, и вновь обращусь к голым статистическим цифрам.

За первое полугодие 2020 года было рассмотрено 3 326 дел из которых удовлетворено 1 226. Примечательно, что по спорам в связи с отказом в возмещении НДС было рассмотрено только 43 дела, из них отыграно всего 10.

То есть доначисления по НДС практически не оспариваются в судах, ибо когда налогоплательщик получает акт по доначислениям, он понимает, что идти в суд не с чем. Также иллюзия того что выигрывается каждое 4 дело нарушается тем что в статистику удовлетворенных попадают и частично отыгранные.

Примечательно, что это статистика не по городу, а по стране, налогоплательщики за последние года привыкли проигрывать и существенно сократили число обращений в суд.

Так или иначе, спорить конечно можно. Чтобы спорить нужна позиция, нужны документы, нужны живые контрагенты и реальные сделки, которые выстоят в суде.

Некоторую надежду налогоплательщикам дает определение Верховного Суда Российской Федерации по делу А42-7695/2017.

Так при новом рассмотрении дела судам указали на необходимость дать оценку доводам налогового органа и возражениям налогоплательщика о наличии (отсутствии) экономического источника вычета (возмещения) НДС по взаимоотношениям с ООО «СК-Лоджистик» (т.н.

проблемному контрагенту), реальности исполнения договора поставки данным поставщиком, и, при необходимости, проявлению налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе контрагента.

К обстоятельствам, подлежащим установлению при оспаривании правомерности применения налоговых вычетов по основаниям, связанным с отсутствием экономического источника для вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком – покупателем, помимо данного факта так же относится реальность приобретения товаров (работ, услуг) налогоплательщиком для осуществления своей облагаемой налогом деятельности, и то, преследовал ли налогоплательщик – покупатель цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, либо в отсутствие такой цели – знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях.

Указанный подход увеличивает те обстоятельства, которые вынужден доказать налоговый орган, но даже после указанного подхода посмотрите, что сделал налогоплательщик:

  • проблемный контрагент предоставил доказательства, что несет расходы по аренде помещений, интернет услуг, услуг связи, осуществляет уплату ввозных пошлин и иных таможенных платежей, производит оплату транспортных услуг;

  • проблемный контрагент производит оплату транспортных услуг (подтверждено выпиской по расчетному счету;

  • проблемный контрагент имеет и оплачивает арендованный склад;

  • руководитель проблемного контрагента дал показания и подтвердил реальность сделки и факта подписания счетов фактур.

То есть де-факто в суд были предоставлены документы по хозяйственной деятельности контрагента, а сам контрагент дал показания.

При этом, чтобы доказать реальность сделки и право на вычеты налогоплательщик дошел до Верховного суда. Следует отметить, что точка в деле еще не поставлена.

А вы уверены, что сможете сделать то же самое по своим проблемным контрагентам и нести расходы по всем указанным судам?

Если да, то вам есть на чем основывать свою позицию в суде.

Во всех случаях надеюсь данная статья поможет принять правильное решение, с кем из контрагентов работать, какие документы у вас должны быть и что вы возразите налоговому органу, когда он начнет снимать того или иного «проблемного» контрагента.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/tax/a34/1024054.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.