Ничтожность действия

Ничтожная сделка считается недействительной с момента… Статья 166 ГК РФ. Оспоримые и ничтожные сделки :

Ничтожность действия

Чтобы доказать недействительность сделки, сначала нужно добиться признания ее ничтожной или оспоримой. Если сделка ничтожна — она автоматически становится недействительной.

Если в тексте договора или соглашения есть признаки оспоримости, то можно обращаться с исковым заявлением о признании их недействительным. Проблема в том, что и ничтожность, и оспоримость — совсем не очевидны.

Без знания законов и без опыта в анализе документов есть риск, что иск будет подан по неправильному основанию, либо вы просто не увидите, что сделка или отдельные пункты в договоре не имеют юридической силы.

Закон: о том, на каких основаниях происходит признание сделки недействительной, рассказывается в статьях 166-181 главы 9 Гражданского кодекса РФ.

Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон

  • не устанавливает, что такая сделка оспорима, или
  • не предусматривает иных последствий (ст. 168 ГК).

Ничтожность (абсолютная недействительность) сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает и не может по­родить желаемые для ее участников правовые последствия в силу несо­ответствия его закону.

Скупка краденого, покупка ценной вещи у недееспособного не могут породить права собственности у приобретателя; нотариально не удостоверенный договор ренты недвижимого имущества не мо­жет породить прав получателя ренты и т.п.

Особенности ничтожных сделок:

  • порождает лишь те последствия, ко­торые предусмотрены законом в качестве реакции на правонарушение;
  • требование о применении последствий недействи­тельности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинте­ресованным лицом;
  • суд вправе применить такие последствия по соб­ственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК);
  • не­действительность — это объективное свойство ничтожной сделки, по­этому она недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК);
  • ничтожная сделка и до решения суда не имеет юридической силы (суд, признавая сделку ничтожной, лишь устраняет неопределенность в правоотношениях).

Неправомерные действия

Такие неправомерные действия встречаются при попытке продажи:

  1. Имущества, украденного у владельца.
  2. Незаконно поступившего в распоряжение одной из сторон недвижимого имущества.
  3. Залогового имущества.
  4. Недвижимого имущества, на которое наложен арест.
  5. Имущества (движимого и недвижимого), займ за которое не погашен перед банком.

Подобные ситуации могут иметь последствия не только для продавца, но и для покупателя. Последнему в данном случае вменяется игнорирование нарушения закона контрагентом. Далеко не всегда покупатель идет на поводу у продавца, иногда он становится инициатором противоправных действий.

Оспоримость (относительная недействительность) сделки

Оспоримость (относительная недействительность) сделки означает, что действия, совершенные в виде сделки, признаются судом недействи­тельными при наличии предусмотренных законом оснований только по иску управомоченных лиц, указанных в законе.

Иначе говоря, ос­поримая сделка, не будучи оспоренной по воле ее участника или иного лица, управомоченного на это законом, действительна и порождает правовые последствия, к которым стремились ее участники.

Напри­мер, сделка, совершенная под влиянием обмана, действительна и по­рождает все предусмотренные ею последствия до момента признания ее недействительной судом по иску обманутого.

Характерные признаки оспоримых сделок:

  • законодательно закрепленная возможность призна­ния их недействительными (а не изначальная их недействительность);
  • возможность их оспаривания только лицами, указан­ными в законе;
  • суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК) (здесь речь идет в основном о частично исполненных оспоримых сделках).

Выход за рамки полномочий

Оспоримость сделок в таких случаях признается при наличии ряда условий.

В первую очередь полномочия должны четко ограничиваться договором или учредительной документацией в сравнении с тем, как они установлены в законодательстве, доверенности, или как они станут очевидными исходя из обстановки.

Во-вторых, орган юрлица либо гражданин, заключая соглашение, должны выйти за пределы указанных выше ограничений. В-третьих, второй участник правоотношений знал или должен был заведомо знать об установленных пределах полномочий.

Недействительность части сделки

Ничтожными или оспоримыми могут быть признаны отдельные условия (часть условий) сделки. Основанием для этого могут стать ихпротиворечие требованиям, установленным законом, а также пороки содержания, вызванные пороками воли (обман, насилие и т.п.).

Недействительность части сделки не влечет недействительность прочих ее частей, если можно предположить, что сделка может быть со­вершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК).

На­пример, признавая действительность завещания в целом, суд признает недействительным условие, согласно которому завещатель прямо или косвенно лишает права наследования необходимого наследника. С сайта jurkom74.ru

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способного породить те гражданско-правовые последствия, наступления которых желали субъекты.

О недействительности сделки можно говорить в тех случаях, когда нарушено одно из условий действительности сделки (см. § 4 главы 12 настоящего учебника). То есть недействительность сделки может быть обусловлена:

  1. незаконностью содержания;
  2. неспособностью физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке;
  3. несоответствием воли и волеизъявления;
  4. несоблюдением формы сделки.

Легальное определение недействительности сделки дается в норме п. 1 ст. 166 ГК, согласно которой сделка считается недействительной по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами, в силу признания таковой судом (оспоримая сделка), либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Новейшее российское гражданское законодательство в качестве нормативно-правовой дефиниции закрепило господствовавшее в юридической литературе деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые.

Вместе с тем классификация недействительных сделок на ничтожные и оспоримые на протяжении веков была предметом жестких теоретических дискуссий. Уже в конце XIX века один из классиков немецкой цивилистики Г.

Дернбург констатировал: «Еще недавно в резком разграничении ничтожности и оспариваемости усматривали новое доказательство величия римского права. Однако в настоящее время многие отрицают внутреннее юридическое значение такого противоположения».

В те времена и поныне противники разделения недействительных сделок на ничтожные и оспоримые считали и считают такую классификацию уязвимой как логически, так и по существу.

«Противопоставление ничтожным сделкам оспоримых сделок не покоится на принципиальной основе: если оспаривание осуществляется, оно приводит к «ничтожности» сделки, притом не с момента оспаривания, а по общему правилу с момента совершения сделки, т.е. с обратной силой» — писал видный российский цивилист И.Б. Новицкий.

В связи с этим он предложил классифицировать недействительные сделки на абсолютно недействительные, т.е недействительные непосредственно в силу закона, и относительно недействительные, которые становятся недействительными в силу признания суда по специальному заявлению заинтересованного лица.

Как видно, к абсолютно недействительным сделкам отнесены те, которые именуются действующим законом ничтожными, а к относительно действительным сделкам — именуемые оспоримыми. Иными словами, данная классификация позволяет использовать термин «ничтожность» как тождественный термину «абсолютная недействительность», а термин «оспоримость» как тождественный термину «относительная недействительность». Предложенная классификация является более корректной, так как она опирается на объективный критерий, а именно на различную степень противоправности действий, совершенных в форме недействительных сделок.

Нарушение валютного законодательства

По установленным правилам, главным средством платежа на территории Российской Федерации является рубль. Но существуют ситуации, при которых стороны сделки проводят все расчеты с применением иностранных валют, указывая при этом соответствующее условие в оформляемом договоре.

Последствия признания данного положения договора недействительным ведут к более серьезным мерам, которые предусматривают ответственность за нарушение валютного законодательства.

Но если из существа правоотношений сторон вытекает то, что все другие действия сделки можно осуществить и без части, содержащей оплату иностранной валютой, то не имеющими силу в ней признаются лишь условия, относящиеся к расчетам.

Контрагенты имеют право потребовать четкого исполнения предусмотренных в соглашении обязательств. Ответственность за нарушение валютных норм приводит к административным штрафам, которые никак не относятся к другим частям контракта. Сделка такого типа может успешно состояться.

Что такое ничтожный договор?

Ничтожность действия

В сфере правовых взаимоотношений существует такое понятие, как ничтожный договор. Данный термин может вызывать недоумение среди обывателей, однако он четко указывает на главенство закона при составлении любых сделок. В данной статье рассмотрим особенности такого договора, правовые различия с оспоримыми сделками и случаи законного признания ничтожности.

статьи:

Согласно ГК, ничтожный договор – сделка, после которой между двумя сторонами не наступают правовые взаимоотношения вследствие противоправности данного документа. Другими словами, заключенные по факту договоренности не должны соблюдаться либо необходима другая форма их соблюдения.

Внимание! Если договор признается ничтожным – все результаты по сделке признаются недействительными и подлежат полному возврату (при этом не требуется судебное подтверждение такой недействительности). Например, ничтожный кредитный договор ведет к возвращению всех денежных средств в полном объеме и снятию взаимных обязательств.

В судебной практике ничтожный договор признается недействительным вне зависимости от желания и согласия сторон. Однако известны случаи, когда суд признал ничтожный договор действительным.

Признание договора ничтожным подразумевает, что, оговоренные при подписании сделки действия, не приведут к правовым последствиям. Гражданский кодекс предусматривает две различных формы недействительных сделок: оспоримые или ничтожные договоры в зависимости от ключевых особенностей.

Важно! Ничтожность бумаг подразумевает, что они не соответствуют законодательным актам. Для признания договора ничтожным не требуется подавать иск о таком нарушении в суд (сделка аннулируется уже с момента ее заключения).

Оспоримый договор, наоборот, имеет особые последствия до момента обращения в суд и признания его недействительным.

Такая процедура может проводиться по прямому требованию любой стороны с момента заключения бумаг.

 Оспоримые сделки получают статус недействительных, если нарушают права человека, который оспаривает конкретный документ, или спровоцировали для него различные негативные последствия.

Признаки ничтожного договора

Ничтожный договор является таковым при определенных условиях. Такие признаки предусмотрены законом и четко прописаны в нормативных документах. К основным характеристикам данных сделок относятся:

  1. Факт недействительности предусмотрен законодательством и обуславливается определенной статьей в законе, что не требует судебного подтверждения.
  2. Ее ничтожность устанавливается с момента подписания, вне зависимости от написания и подачи иска о признании, желания двух сторон и прочее.
  3. Не провоцирует каких-либо правовых наказаний для действующих особ. Например, если недееспособный человек заключил договор купли-продажи – он будет признан ничтожным в тот же момент. При этом ресурсы, которые передавались противоположной стороне, должны быть возвращены обратно в натуральном объеме либо финансовом эквиваленте.
  4. Провоцирует лишь последствия, которые связаны с недействительностью (возвращение ситуации на прежний уровень, до сделки – реституция). В определенных случаях допустимо возмещение убытков либо морального вреда, которые были причинены (в том числе – возмещение в пользу государства).

Стоит отметить, что при ничтожном договоре две стороны должны возвратить имущество от сделки в первоначальном виде, каким оно было при получении. Если данное требование невозможно исполнить – противоположная сторона должна возместить убытки в денежном эквиваленте.

Как признать договор ничтожным?

Данный вопрос волнует многих людей. На практике все достаточно просто – нужно лишь выявить признаки такого документа. Основания для признания договора ничтожным прописаны в законодательных актах ГК России. Для примера далее перечислены основные виды ситуаций:

  • присутствует нарушение обязательной формы фиксирования данных (бумаги не составлены в письменном виде либо нет предусмотренного нотариального заверения);
  • подписывается несовершеннолетним гражданином или недееспособным человеком (действия, которые не предусмотрены законодательством);
  • нарушен общественный порядок и социальные нормы;
  • присутствуют противоречия с основными актами ГК;
  • является полностью мнимой операцией (той, которая создает лишь видимость и покрывает другие мотивы).

Перечисленные основания являются наиболее распространенными для признания договора ничтожным (при этом заявления в суд не нужны, достаточно самого факта несоответствия действующему закону). Чтобы быстро определить статус проведенной операции – можно просто ответить на следующие вопросы:

  1. Дееспособны ли участники?
  2. Соблюден ли традиционный формат?
  3. Являются ли действия свободным проявлением воли без принуждения?
  4. Присутствует ли возможность фиктивности сделки?
  5. Соотносится ли содержание бумаг с нормативными актами ГК, социальными нормами?

При этом стоит помнить, что ничтожным может признаваться договор любой направленности (например, брачный, кредитный и другие).

Заключенные бумаги должны соответствовать как общим правовым нормам Российского законодательства, так и частным статьям по данному вопросу.

К примеру, ничтожные договоры займа должны тщательно перепроверяться не только юристами, но и финансовыми специалистами (на предмет фиктивности отдельных условий).

Последствия аннулирования договора

Если договор соответствует статусу ничтожного – наступают определенные последствия для всех сторон соглашения. Варианты развития событий напрямую зависят от специфики актуальной сделки и действий участников. К основным последствиям относятся:

  • двусторонняя реституция (другими словами – обоюдный возврат полученного в соответствующе форме);
  • односторонние последствия (применяется, если пострадала лишь одна сторона, а другая получила определенную выгоду от проведенной сделки);
  • недопущение возврата (в таких случаях все имущество, которое участвовало в сделке и передавалось между сторонами – переходит к государству без возвращения к прежним владельцам);
  • возмещение реальных трат (учитывается не только материальный, но и моральный вред от неправомерных действий).

Ничтожный статус договора (об аренде, покупке имущества, предоставлении услуг и т. п.) позволяет аннулировать соглашение без каких-либо судебных разбирательств и полностью отказаться от исполнения фиксированных условий. Также без дополнительного решения судебного органа участники обязаны соблюдать правовые последствия такого договора в полном объеме.

Многих интересует тема признания договора дарения квартиры ничтожным по решению суда. В таком случае настоящие собственники имущества либо их законные наследники могут лишить одариваемого гражданина прописки (на основании статьи 209 ГК). Данное действие имеет законодательную основу и не противоречит правовым нормам. Однако и здесь есть некоторые нюансы.

Настоящие собственники не могут выселять и лишать прописки собственноручно – для этого им необходимо обратиться в суд с исковым заявлением к текущим жильцам.

Если на территории спорной жилплощади прописаны несовершеннолетние – ситуация заметно осложняется и требует пристального изучения судебными органами.

Всегда стоит учитывать, что в судебной практике известны случаи про изменение статуса ничтожности и подтверждение правомерности действий.

Источник: https://pravo-doma.ru/obshhee/chto-takoe-nichtozhnyj-dogovor.html

Между оспоримостью и ничтожностью сделок // Комментарий к п. 1 ст. 173.1 ГК

Ничтожность действия

Статья 173.1. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления   

(введена Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ)

1.

Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность.

Существует многочисленная категория оспоримых сделок, которые в силу закона требуют согласия на их совершение. Вот наиболее часто встречающиеся из них, а также упомянутые в общей части Гражданского Кодекса:

  • крупные сделки и сделки с заинтересованностью;
  • сделки, требующие предварительного согласия антимонопольного органа;
  • сделки, совершаемые с предварительного разрешения органов опеки и попечительства (п.2 ст.37 ГК);
  • приобретение учреждениями акций, долей участия в хозяйственных обществах, вкладов в товариществах на вере без разрешения собственника учреждения (п.6 ст.66 ГК);
  • одновременное коммерческое представительство разных сторон (п.2 ст.184 ГК);
  • распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст.253 ГК);
  • совершение сделок без согласия собственника по распоряжению недвижимым имуществом, находящимся на праве хозяйственного ведения (п.2 ст.295 ГК), или любым имуществом (для автономных и бюджетных учреждений – особо ценным движимым и недвижимым), находящимся на праве оперативного управления (п.1 ст.296 ГК);
  • отчуждение залогодателем предмета ипотеки без согласия залогодержателя (ст.37 и 39 Закона об ипотеке);
  • распоряжение залогодателя банку о перечислении денежных средств на банковском счете, права по которому заложены, без согласия залогодержателя (п.3 ст.358.12 ГК);
  • передача права по независимой гарантии без согласия гаранта (п.2 ст.372 ГК);
  • уступка права требования без согласия должника, в котором личность кредитора имеет для него существенное значение (п.2 ст.388 ГК);
  • уступка права требования третьему лицу солидарным кредитором (п.5 ст.388 ГК);
  • изменение или расторжение договора, заключенного в пользу третьего лица, которое выразило намерение воспользоваться своим правом по договору, без согласия такого лица (п.2 ст.430 ГК).

Среди них распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст.253 ГК), примечательно тем, что в нём обязательное в силу закона согласие сособственников предполагается. Презумпция согласия означает необходимость отслеживания другими сособственниками таких сделок с целью заявления отказа, что является исключением из п.2 ст.157.

1 ГК, согласно которому отказ направляется по запросу лица, совершающего сделку. Политико-правовая логика такого решения в том, что отношения сособственников по поводу совместного имущества – это отношения близкого круга в сравнении с внешними контрагентами.

Одному сособственнику сподручнее контролировать другого, нежели контрагенту знать о получении согласия каждого из них.

При этом следует различать наличие полномочий на распоряжение общим имуществом (для внешних отношений от имени всех сособственников с контрагентами) и согласие остальных сособственников на такое распоряжение (внутренние отношения между совместными собственниками).

Конструкция распоряжения совместной собственностью такова, что закон предполагает наличие у каждого сособственника на распоряжение имуществом как полномочий от имени всех, так и их согласия.

Если у сделки по отчуждению совместной собственности имеется порок, связанный с полномочиями на распоряжение, которые были ограничены в силу соглашения между всеми участниками совместной собственности, то такая сделка оспорима по п.3 ст.253 ГК:

“Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.” 

Однако представим себе ситуацию, при которой с полномочиями на распоряжение всё в порядке, однако один или несколько сособственников выразили отказ на совершение сделки, о чём мог знать приобретатель имущества, находящегося в совместной собственности. В таком случае применяется п.1 ст. 173.1 ГК.

Каково содержание загадочной формулировки п.1 ст.173.1 ГК в части, которая предусматривает исключения из оспоримости сделки, совершённой без надлежащего согласия – “если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия”?

Толкование п.1 ст.173.1 ГК невозможно без ответов на следующие вопросы:

  • Есть ли в нашем праве презумпция ничтожности сделок?
  • Что такое существо законодательного регулирования?
  • Может ли явно выраженный в законе запрет на совершение сделки без получения согласия истолковываться как основание ничтожности такой сделки?
  • Какие ещё могут быть правовые последствия дефектных сделок кроме оспоримости и ничтожности?
  • Возможна ли внесудебная оспоримость сделок?

Попробуем разобраться со смыслом рассматриваемой нормы в контексте ответов на эти вопросы.

Общие основания ничтожности сделок

Законодательство предусматривает общий режим ничтожности (п.2 ст.

168 ГК), который устанавливает критерии (основания) недействительности сделок без необходимости их оспаривания в суде, и ничтожность в силу специальных норм (например, ничтожность договора страхования ответственности иных лиц  по п.2 ст.

932 ГК или перевода долга без согласия кредитора по п.2 ст.391 ГК). Пленум Верховного Суда в Постановлении № 25 дезавуировал пореформенную презумпцию оспоримости сделок, тотально увеличив основания ничтожности следующими случаями нарушений:

1) установленных в законе явно выраженных запретов, которые по мнению высокого суда презюмируют наличие публичных интересов, подлежащих правовой защите;

2) императивных норм в пользу потребителей, которые в силу своей ограниченной рациональности и массовости сделок не изучают их условий;

3) совершение не предусмотренных односторонних сделок, на которые не распространяется принцип свободы договора;

4) несоответствие сделки существу законодательного регулирования.

Таким образом, судебная практика расширила гипотезу общей нормы п.2 ст. 168 ГК об основаниях ничтожности сделок.

Критерий явно выраженного запрета является не вполне определённым, оценочным. До формирования судебной практики по каждому случаю нарушения сделкой запрета вопрос о том оспорима она или ничтожна остается подвешенным. Помимо очевидных запретов (таких как приобретение акций или долей участия в обществе органами власти согласно ст.

66 ГК) существуют императивные нормы, которые являются запретом по своему смыслу, не будучи даже сформулированными как запрет. Пожалуй, самый яркий пример – многострадальная ст.782 ГК, о которую было сломано не мало копий и понимание судами которой менялось неоднократно. Текстуально статья не содержит явно выраженных запретов.

Но они выводятся судами по смыслу нормы. Если для предпринимателей обусловленное платой право заказчика на отказ от договора является допустимым, то в отношении потребителей такое условие будет ничтожным.

Если плата за отказ не зависит от фактически оказанного объема услуг и настолько значительна, что лишает заказчика экономического смысла отказываться от договора, то такое условие суды также находят ничтожным (дело Росбанк против консалтингового агентства «Сфера» № А40-186044/2013).

Указанный подход был закреплён в пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”:

“Если будет доказано очевидное несоответствие размера этой денежной суммы неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий, а также заведомо недобросовестное осуществление права требовать ее уплаты в этом размере, то в таком исключительном случае суд вправе отказать в ее взыскании полностью или частично (пункт 2 статьи 10 ГК РФ)”.

Вызывает обеспокоенность использование Верховным Судом при формировании нормативных правовых позиций общего запрета недобросовестных действий, который явно направлен на устранение несправедливости по конкретным казусам. Тем более, что к настоящему времени у Верховного Суда появился новый инструмент правотворчества – существо законодательного регулирования.

Существует явно выраженный запрет, применение которого уничтожит любую сделку – «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (п.4 ст.1 ГК). Всякое лицо, совершающее сделку в нарушение императивной нормы закона, делает это не иначе как к своему интересу, желая получить какую-либо выгоду.

Значит любое нарушение императивной нормы закона идёт в связке с нарушением запрета извлекать из этого нарушения преимущество. Добавим сюда недобросовестное заключение сделки, которая вовсе не нарушает закон, и можно уничтожать любую непонравившуюся сделку. Следовательно, генеральный запрет п.4 ст.

1 ГК хотя и является явно выраженным, но рассматривать его нарушение как основание ничтожности сделки опасно для гражданского оборота.

Практика применения связки из ст.10 и п.2 ст.168 ГК должна уступить действию ст.169 ГК об антисоциальных сделках, состав которой следует оттачивать в судебной практике. При этом было бы ошибкой отождествлять нарушение сделкой основ правопорядка и нравственности с криминализацией деяний, которые совершаются в виде такой сделки.

Здесь нет места той логике, что чем выше общественная опасность деяния, тем она скорее подрывает сами основы правопорядка и нравственности. Распространенное нарушение в сфере долевого строительства посредством двойных продаж одних и тех же квартир может подпадать под действие уголовного закона, но о применении ст.169 ГК даже нет речи. Назначение ст.

169 ГК – лишение юридической силы тех сделок, которые хотя и не нарушают какой-либо запрет, однако же не могут быть сохранены по соображениям добрых нравов. Разница между антисоциальными сделками и связкой обычной ничтожности с шиканой (п.2 ст.168 + ст.

10) в том, что одного лишь намерения причинить вред другому лицу недостаточно – сделка должна “шокировать совесть” среднего представителя общества (обывателя). Усматривать в ст.169 ГК ту особенность, что по ней, в отличие от обычной ничтожности, в случаях, предусмотренных законом, возможна конфискация переданного по сделке в доход государства, неправильно.

Конфискация не должна составлять конститутивный признак ст.169 ГК, поскольку изъятие имущества в пользу государства является мерой публичного воздействия, и ей не место в гражданском законодательстве. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/6/2/mezhdu_osporimostyu_i_nichtozhnostyu_sdelok__kommentarij_k_p1_st1731_gk

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.