Ничтожность протокола общего собрания

Вс детально разобрался в споре о признании недействительным решения собрания членов снт

Ничтожность протокола общего собрания

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ20-117-К2, в котором обратил внимание на нарушения, допущенные судами трех инстанций при рассмотрении дела о признании недействительным решения общего собрания членов садоводческого товарищества.

Спор внутри товарищества

Дмитрий Усанов является собственником земельного участка, расположенного в СНТ «Щербинка», членом которого он является с 22 августа 2008 г.

11 июня 2018 г.

состоялось общее отчетно-перевыборное собрание членов СНТ с повесткой дня: избрание председателя, секретаря и членов счетной комиссии, прием кандидатов в члены СНТ, выборы членов правления; выборы председателя правления и выборы ревизионной комиссии. Согласно протоколу собрания, общее количество членов товарищества – 160 человек, зарегистрировались и получили бюллетени для ания 113 человек, включая лиц, действующих от имени членов товарищества по доверенности.

При этом в протоколе заседания комиссии по подготовке отчетно-перевыборного собрания от 9 июня 2018 г. отражено, что, согласно протоколу последнего на тот момент отчетно-перевыборного собрания, состоявшегося 6 августа 2016 г.

, в СНТ «Щербинка» числилось 220 членов; после 1992 г. участки неоднократно делились, объединялись, переходили новым собственникам; прием новых членов товарищества вместо выбывших на общих собраниях производился нерегулярно.

По результатам ания, в частности, в СНТ были приняты 45 новых членов и председателем правления избран Сергей Попов. Участия в этом собрании Дмитрий Усанов не принимал.

Не согласившись с решением, Дмитрий Усанов обратился в суд с иском к СНТ о признании недействительным решения общего собрания по вопросам принятия новых членов и избрания председателя, о признании недействительным изменения сведений о председателе товарищества в ФНС.

Также он требовал возложения на Сергея Попова и на назначенного им бухгалтера обязанности передать законному руководству товарищества все средства, собранные за время нахождения в должности, за свой счет восстановить снесенную беседку в зоне отдыха реки Цыганки, демонтировать забор, незаконно возведенный на территории моста через реку Цыганку, не принадлежащей товариществу, вернуть по описи законному руководству товарищества учредительные документы и всю документацию, которая была составлена после 11 июня 2018 г., включая все данные и документы, касающиеся жителей и членов СНТ, а также всю переписку, которую Попов вел от имени председателя правления товарищества с официальными органами и частными лицами. Кроме того, истец просил признать ничтожными договоры, соглашения, справки, акты и прочие документы, подписанные и выданные Сергеем Поповым в качестве председателя.

Истец посчитал, что незаконными решениями общего собрания были нарушены его права и законные интересы как члена товарищества, а именно нарушено право на ознакомление с документами объединения, незаконно избран новый председатель СНТ – с нарушением кворума и процедуры проведения собрания. Последующая регистрация Сергея Попова в качестве председателя правления товарищества в ЕГРЮЛ, по мнению истца, может отрицательно повлиять на деятельность товарищества.

СНТ исковые требования не признало, указав в возражениях, что собрание проведено в соответствии с действующим законодательством при наличии кворума.

По его мнению, предъявление иска направлено исключительно на дестабилизацию ситуации в товариществе и является попыткой избежать уголовной ответственности за деяния, совершенные предыдущим составом правления товарищества, куда входил и истец, в результате которых товариществу причинен ущерб в особо крупном размере и по факту которых возбуждено уголовное дело.

Также отмечалось, что от Дмитрия Усанова не поступало заявлений об ознакомлении с какими-либо документами, связанными с деятельностью товарищества. Более того, он сам длительное время удерживал документацию товарищества. Голосование истца на общем собрании товарищества 1 июня 2018 г.

не могло повлиять на принятые решения, 112 из 113 присутствовавших на собрании членов товарищества (представителей) выразили недоверие действующему на тот момент председателю.

Кроме того, в возражениях указывалось, что истцом не представлено доказательств нарушения его прав и законных интересов при проведении данного общего собрания.

Суды частично удовлетворили иск

Удовлетворяя исковые требования Дмитрия Усанова в части признания решения общего собрания членов СНТ по вопросам принятия новых членов и избрания председателем Попова недействительным, суд первой инстанции, установив, что общее количество членов товарищества составляло 220 человек, и указав на то, что доказательств, подтверждающих исключение 60 человек из членов товарищества, ответчиком суду не представлено, пришел к выводу об отсутствии кворума на общем собрании.

Отказывая в удовлетворении требований о признании недействительным изменения сведений о председателе товарищества на основании протокола общего собрания, суд исходил из того, что признание незаконным решения общего собрания в части избрания председателем Попова является основанием для исключения из ЕГРЮЛ соответствующей записи. Кроме того, налоговые органы ответчиками по делу не указаны и требования к ним не предъявлялись.

Отказывая в удовлетворении остальной части исковых требований, суд указал на недоказанность снесения беседки, возведения забора, а также на то обстоятельство, что истцом не конкретизировано, какие именно документы он просит обязать ответчика передать ему.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с решением первой инстанции, в связи с чем СНТ обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Верховный Суд разобрался в деле тщательнее

Изучив материалы дела, ВС заметил, что единственным основанием для признания решений общего собрания членов СНТ недействительными явился вывод суда первой инстанции, сделанный по результатам исследования представленных сторонами доказательств, об отсутствии на этом собрании кворума. «Между тем данный вывод не соответствует действовавшему на момент проведения собрания законодательству и уставу этого объединения», – подчеркнул Суд.

ВС указал, что в силу абз. 7 п. 2 ст.

21 Закона о садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан (в той же редакции) общее собрание членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения правомочно, если на указанном собрании присутствует более чем 50% членов такого объединения. Такое же требование к кворуму общего собрания установлено в уставе СНТ «Щербинка».

Верховный Суд сослался на п. 1 ст. 181.2 ГК, согласно которому решение собрания считается принятым, если за него проало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее 50% от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества.

Так, судом первой инстанции установлено, что на общем собрании присутствовали 113 членов СНТ, что составляет более 50% от 220 членов товарищества.

Таким образом, заметил ВС, у первой инстанции не имелось оснований для констатирования отсутствия кворума, учитывая, что каких-либо выводов о присутствии на собрании иного количества лиц менее 113 человек, как отражено в протоколе от 11 июня 2018 г., вопреки доводам Дмитрия Усанова, суд не сделал.

Кроме того, при рассмотрении дела апелляция указала на то, что СНТ не доказало наличие кворума на том основании, что имеющиеся в материалах дела документы не позволяют с достоверностью установить общее количество членов товарищества на дату проведения собрания, что является основанием к удовлетворению иска в части.

Между тем, отметил ВС, в обжалуемом постановлении суда апелляционной инстанции в нарушение п. 6 ч. 2 ст. 329 ГПК (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела в апелляционном порядке) не содержатся мотивы, по которым апелляция не согласилась с выводами первой инстанции.

Верховный Суд заметил, что в абз. 2 п. 29 Постановления Пленума ВС от 19 июня 2012 г.

№ 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъяснено, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, то апелляции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Однако, указал ВС, суд апелляционной инстанции отказал СНТ в удовлетворении ходатайства о приобщении новых доказательств в нарушение данных разъяснений.

ВС пришел к выводу о том, что нижестоящими судами допущены существенные нарушения норм как материального, так и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможна защита прав и законных интересов СНТ. Суд посчитал, что с учетом соблюдения разумных сроков судопроизводства необходимо направить дело в апелляционный суд.

Ошибки нижестоящих инстанций вызывают удивление

В комментарии «АГ» адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев назвал позицию ВС обоснованной и полностью соответствующей законодательству, в том числе и действующему на момент возникновения спорных правоотношений: «Очевидно, что судами нижестоящих инстанций при рассмотрении дела были не только неправильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, но и неверно применены нормы закона, а нормы, подлежащие применению, не применены».

Он добавил, что при этом довольно удивительно, что суды допустили настолько явные ошибки при рассмотрении дела, поскольку существенное обстоятельство, а именно наличие или отсутствие кворума на общем собрании, кажется довольно очевидным, для его установления не требуется значительных усилий.

«Можно сделать вывод, что такие ошибки были допущены судами либо по причине невнимательности при рассмотрении дела, либо по причине нежелания вникнуть в суть спора, что, к сожалению, встречается в практике нередко.

В любом случае ВС РФ верно определил, что вынесенные судебные акты должны подлежать отмене, поскольку без устранения допущенных судами нарушений невозможны восстановление и защита нарушенного права ответчика», – заключил Илья Прокофьев.

Адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина отметила, что определение Верховного Суда свидетельствует о тщательном изучении материалов дела и действительном желании разобраться в законности и справедливости при вынесении решения по данному спору.

«Относительно существенных нарушений, допущенных нижестоящими судами при рассмотрении данного дела, достаточно трудно сказать, почему они были допущены – нежелание разбираться в деле или все-таки незнание закона.

Для четкого ответа на данный вопрос нужно знать истинные мотивы судей нижестоящих судов», – заметила адвокат.

Татьяна Саяпина указала, что у судей большая загруженность, однако это не является основанием безответственного выполнения возложенных обязанностей. В силу п. 1 ст.

11 Кодекса судейской этики компетентность и добросовестность являются необходимыми условиями надлежащего исполнения судьей своих обязанностей по осуществлению правосудия. Согласно ст. 26.

3 Закона об органах судейского сообщества кандидат на должность судьи сдает квалификационный экзамен, при этом порядок определения оценки знаний кандидата на должность судьи устанавливается регламентами экзаменационных комиссий, утверждаемыми Высшей экзаменационной комиссией.

«Таким образом, априори судья должен быть компетентным при рассмотрении спора. А в данном случае ошибки допустили целый ряд нижестоящих судов. На мой взгляд, подобного рода ситуации не должны оставаться без внимания в судейском сообществе.

Необходимо повышать компетенцию судей и стремиться оптимизировать судебный процесс таким образом, чтобы у судей были реальная возможность внимательно ознакомиться с делом и желание вынести действительно законное и обоснованное решение», – подчеркнула Татьяна Саяпина.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-detalno-razobralsya-v-spore-o-priznanii-nedeystvitelnym-resheniya-sobraniya-chlenov-snt/

Что служит основанием и каковы последствия признания недействительным решения общего собрания будущих собственников помещений в доме-новостройке по утверждению условий договора управления многоквартирным домом?

Ничтожность протокола общего собрания

Согласно пункту 1 статьи 1813 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) решение собрания недействительно по основаниям, установленным этим Кодексом или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) или независимо от такого признания (ничтожное решение). Недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что решение ничтожно.

Наличие или отсутствие признаков ничтожности решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме должно определяться по основаниям, установленным гражданским законодательством Российской Федерации в главе 91 ГК РФ.

Основания ничтожности решений собраний изложены в статье 1815 ГК РФ: если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно:

  • принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;
  • принято при отсутствии необходимого кворума;
  • принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;
  • противоречит основам правопорядка или нравственности.

При наличии указанных в статье 1815 ГК РФ оснований решение собрания ничтожно и не порождает правовых последствий.

При выявлении оснований, указанных в пункте 5 Порядка и сроков внесения изменений в реестр лицензий субъекта Российской Федерации, утвержденным приказом Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ от 25 декабря 2015 г.

№ 938/пр (далее–Порядком) органы государственного жилищного надзора при невозможности устранения указанных в пункте 5 Порядка оснований (например, при необходимости проведения нового общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме) в соответствии с подпунктом «б» пункта 7 Порядка принимает решение об отказе во внесении изменений в реестр и возврате заявления и документов, а при возможности устранения указанных в пункте 5 Порядка оснований (например, при необходимости подписания договора управления многоквартирным домом требуемым количеством собственников помещений в многоквартирном доме) в соответствии с подпунктом «в» пункта 7 Порядка решение о приостановлении рассмотрения заявления.

В случае обращения собственников помещений в многоквартирном доме в органы государственного жилищного надзора в соответствии с пунктом 2 части 5 статьи 20 ЖК РФ должностные лица органов государственного жилищного надзора имеют право в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, проверять правомерность принятия общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме решения о выборе управляющей организации в целях заключения с ней договора управления многоквартирным домом в соответствии со статьей 162 ЖК РФ, правомерность утверждения условий этого договора.

При этом возможность и условия обжалования в суде решения общего собрания собственников помещений многоквартирного дома с целью признания такого решения недействительным предусмотрена частью 6 статьи 46 ЖК РФ.

Пунктом 4 статьи 1814 ГК РФ определено, что решение собрания не может быть признано судом недействительным, если ание лица, права которого затрагиваются оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие и решение собрания не влечет существенные неблагоприятные последствия для этого лица.

Аналогичная норма содержится и в упомянутом выше пункте 6 статьи 46 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Учитывая вышеизложенное, по смыслу статей 1813, 1815 ГК РФ решение собрания, нарушающее требования ГК РФ или иного закона, по общему правилу является оспоримым, если из закона прямо не следует, что решение ничтожно.

Также, следует отметить, что нарушение формальных требований, установленных статьями 44 – 48 ЖК РФ при созыве, проведении и оформлении результатов общего собрания, могут служить основанием для признания его недействительным при условии, что такие нарушения являются существенными.

Таким образом, орган государственного жилищного надзора вправе оценивать законность принятого общим собранием собственников помещений в многоквартирном доме решения по основаниям, установленным в положениях ЖК РФ и ГК РФ.

В соответствии с положениями частей 1, 42 и 5 ст.

20 ЖК РФ орган государственного жилищного надзора на основании поступившего заявления собственников помещений в многоквартирном доме обязан провести проверку соблюдения обязательных требований, установленных жилищным законодательством Российской Федерации, к выбору способа управления многоквартирным домом, порядку принятия собственниками помещений в многоквартирном доме решения о выборе управляющей организацией, порядку утверждения условий договора управления многоквартирным домом и его заключению.

Отказ в проведении такой проверки или непроведение такой проверки по причине возможности оспаривания собственниками помещений в многоквартирном доме в суде решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме в статье 20 ЖК РФ не предусматривается.

При выявлении по результатам такой проверки нарушений обязательных требований орган государственного жилищного надзора имеет право выдавать предписания о прекращении нарушений обязательных требований, об устранении выявленных нарушений, о проведении мероприятий по обеспечению соблюдения обязательных требований (пункт 2 части 5 статьи 20 ЖК РФ).

Источник: http://www.UrbanEconomics.ru/spravpotreb/chto-sluzhit-osnovaniem-i-kakovy-posledstviya-priznaniya-nedeystvitelnym-resheniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.