Ничтожность сделки судебная практика

Признание сделки недействительной: судебная практика

Ничтожность сделки судебная практика

Люди ежедневно совершают десятки мелких сделок, мало задумываясь об этом, настолько стали привычны эти действия. Владельцам собственного дела приходится заключать более крупные сделки, но для них это тоже вполне обычно. К вложениям больших сумм денег отношение, как правило, более внимательное. И все же иногда заключенная сделка оказывается недействительной.

Сделка и ее пороки

Фактически все действия, связанные с вещами и деньгами, являются сделками. Совершая их, люди обзаводятся правами и обязанностями по отношению друг к другу. Об этом сказано в ст. 153 ГК РФ. Если же действия были предприняты, но желаемых для себя последствий совершившие их лица не получили, то можно говорить о том, что такая сделка недействительна.

Так происходит в тех случаях, когда появляются нарушения (пороки) установленных законом условий действительности сделки. Они могут касаться:

  • субъектного состава (участников);
  • их воли и ее изъявления;
  • содержания сделки;
  • формы ее совершения.

Если хотя бы один из указанных пороков выявлен, действительность совершенных таким образом или данными участниками юридически значимых действий может оказаться под вопросом. В том случае, когда нарушения существенны, сделка оказывается недействительной целиком. То есть любые, совершенные для ее исполнения действия не порождают юридических последствий.

Судебная практика, накопленная по гражданским делам об оспаривании таких действий, свидетельствует о том, что встречаются также сделки недействительные не полностью, а только в какой-либо части, где имеются нарушенные условия (пороки). Если они не оказывают существенного влияния, то есть без них можно обойтись, то следует признание недействительной только части, содержащей пороки.

В теории гражданского права сложилось разделение сделок с пороками на две большие категории (ст. 166 ГК РФ):

  • ничтожные, то есть абсолютно недействительные;
  • оспоримые, недействительность которых относительна.

Недействительность абсолютная

Главное ее отличие заключается в том, что независимо от того, будет ли она признана таковой судом, ничтожная сделка является недействительной в силу указаний закона. Любой юрист по гражданским делам перечислит случаи, когда доказывать отсутствие правовых последствий совершенных действий не придется. Сделка будет абсолютно недействительной, если она:

  • не соответствует требованиям, установленным в нормативных актах, прежде всего законах;
  • цели ее совершения заведомо противоречат законному порядку (прямо запрещены);
  • не имеет целью создать какие-либо значимые последствия (мнимая);
  • маскирует совершение иной сделки (притворная);
  • имеет одной стороной человека, не обладающего дееспособностью (по решению суда или в силу малолетству).

Все нарушения, допущенные при совершении таких действий, столь серьезны, что нет необходимости в судебном признании этого факта. Но накопленной практикой опыт свидетельствует о том, что подтверждение ничтожности устраняет правовую неопределенность у участников такой сделки. В гражданском обороте это может оказаться важным, ведь ничтожная сделка затрагивает имущественные интересы.

Примерами ничтожных сделок, как показала судебная практика, могут служить такие действия:

  • картельный сговор для удержания высоких цен (запрещен антимонопольным законодательством);
  • дарение или продажа дорогих вещей ребенком до 14 лет (отсутствие дееспособности);
  • оформление договора дарения вместо продажи недвижимости с целью скрыть доход от налогообложения (притворная сделка) и т.д.

Относительная недействительность

Относительно же недействительная сделка считается соответствующей закону до тех пор, пока любая из ее сторон не заявит, что совершенные действия нарушили ее права, то есть не оспорит ее. Признание такой сделки недействительной осуществляется на основе иска в обычном для гражданских дел судебном порядке.

Но не любое нарушение прав или интересов служит основанием для такого иска. Список оснований для оспаривания сделок довольно ограничен. Недействительной может быть признана сделка, если она была совершена:

  • юрлицом или его представителем за рамками его правоспособности (без лицензии, вопреки Уставу, доверенности и т. д.);
  • подростком 14-18 лет без одобрения родителей (опекуна, усыновителя и др.);
  • взрослым, в отношение которого установлено ограничение дееспособности;
  • дееспособным, но не понимающим значения совершаемых действий лицом;
  • в результате заблуждения, имеющего существенное значение;
  • под угрозой, обманом, с применением насилия;
  • является кабальной, то есть крайне невыгодной, вынужденной.

В практике по гражданским делам сложилось, что иск о судебном признании сделки недействительной подает та сторона, которая пострадала от ее совершения. При этом истцу придется доказывать, что действительно имеются пороки содержания, воли (заблуждения, кабальные условия) или субъектного состава (у участника душевная болезнь или есть решение суда об ограничении дееспособности).

На ответчике же лежит обязанность доказать, что его действия не имели под собой намерения нарушить права истца и требования закона. Особенно это относится к кабальным или заключенным под принуждением или заблуждением сделкам. Или же отсутствие желания обмануть третьих лиц при совершении ничтожных (мнимой или притворной) сделок.

Совет: перед подачей иска о признании недействительности невыгодой сделки проконсультируйтесь у юриста относительно наличия оснований для оспаривания.

Если сделку признали недействительной

Кроме признания сделки недействительной решение суда включает применение последствий признания такого факта. Как правило, если сделка ничтожна или успешно оспорена, то все совершенные в ее ходе действия изначально не имеют юридической силы. Поэтому, для таких сделок применяют особые правовые способы «исправления» положения:

  • реституцию (двух- или одностороннюю);
  • обращение в доход РФ (конфискацию);
  • запрет реституции;
  • возмещение ущерба.

Реституция

В большинстве случаев судебной практики выбирают такую меру, как возвращение отношений в первоначальное состояние — реституцию.

Это самое часто встречающееся на практике последствие недействительности сделки. То есть, обе стороны возвращают вещи, которые они уже успели получить, или их стоимость, когда вещь вернуть невозможно.

Никаких дополнительных материальных последствий при этом для любой из сторон нет.

Реституция применяется как для ничтожных, так и для сделок, признание которых недействительными состоялось в результате оспаривания. Только в отличие от притворной или мнимой сделок, сторонам придется доказать, что нарушение условий, предусмотренных для данного вида отношений, действительно есть. Возвращение в изначальное состояние происходит, если суд вынесет такое решение по данному делу.

Конфискация

Особое место по применяемым последствиям среди ничтожных занимает сделка, совершение которой прямо запрещено законом.

Если суд установит, что хотя бы с одной из сторон имелся умысел, то есть изначально ставилась цель нарушить закон, то вместо реституции будет применена конфискация.

То есть обращение полученного по данной сделке в имущество государства. Это может касаться только одной или обеих сторон.

Те же меры могут быть применены к кабальной сделке или совершенной под влиянием насилия, угрозы, обмана. Понятно, что сторона, соглашающаяся на совершение каких-либо действий, в данных обстоятельствах и так пострадала.

То есть в отличие от притворной или мнимой, кабальная сделка не предполагает сговора или согласования действий. Поэтому наказывается только одна из сторон.

А заключившему сделку на невыгодных для себя (кабальных) условиях участнику, все, что он передал, возвращается.

Запрет реституции

Очень часто имущество, полученное по недействительной сделке к моменту вынесения судебного решения, успело сменить владельца. Который скорее всего не имеет ни малейшего отношения к недействительной (мнимой, притворной, кабальной и т. д.) сделке. И реституция, которая требует вернуть все в первоначальное состояние, может нарушить его права.

Реституция в этом случае окажется невозможной. Чаще всего это происходит не в отношениях между гражданами, а в коммерческой деятельности, например, при незаконной продаже предприятия. Составляющее этот сложный комплекс имущество может обрести нескольких новых хозяев, чьи интересы будут затронуты реституцией.

Возмещение ущерба

Сделка, совершенная с нарушением требований, может привести к тому, что у одной из сторон возникнут убытки. Особенно часто это заметно, если сделка совершается на крайне невыгодный для одной из сторон условиях, то есть кабальная по своей сути.

Согласиться на нее могут вынудить разные обстоятельства, но есть один важный момент. Вторая сторона, зная о тяжелых обстоятельствах контрагента, умышленно настаивает на кабальных условиях.

Довольно часто на кабальных условиях происходит раздел совместно нажитого имущества.

Если пострадавшая сторона затем обращается в суд для признания данной сделки недействительной, то она вправе требовать не только реституции, но и возмещения реального ущерба, который у нее возник в результате кабальной сделки. Стороны же притворной или мнимой сделки не могут требовать друг от друга возмещения ущерба, так как незаконность действий здесь взаимная.

Совет: Если в исковом заявлении указано требование о возмещении ущерба, то его размеры необходимо подтвердить документами (договором, чеками и т.д.)

Источник: https://SudebnayaPraktika.ru/grazhdanskie-dela/nedejstvitelnye-sdelki.html

Дело N5-КГ16-182. Об оспаривании доверенности, договора дарения, применении последствий недействительности ничтожной сделки

Ничтожность сделки судебная практика
Законы и кодексы » Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации » Раздел II. Производство в суде первой инстанции » Подраздел II. Исковое производство » Глава 15.

Судебное разбирательство » Статья 181. Исследование письменных доказательств » Дело N5-КГ16-182. Об оспаривании доверенности, договора дарения, применении последствий недействительности ничтожной сделки.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 декабря 2016 г. N 5-КГ16-182

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Гетман Е.С.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Брылевой А.Н. к Матюниной И.В. о признании недействительными доверенности, договора дарения квартиры и применении последствий недействительности ничтожной сделки

по кассационной жалобе представителя Брылевой А.Н. на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя Брылевой А.И. Севастьяновой О.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Матюнину И.В., просившую жалобу отклонить, прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власову Т.А., полагавшую, что судебные постановления подлежат отмене,

установила:

Брылева А.Н. обратилась в Нагатинский районный суд г. Москвы с иском к Матюниной И.В. о признании недействительной доверенности на имя Стоцкой Л.Ю. от 30 мая 2012 г., удостоверенной временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Ралько О.В.

Измайловой Н.А., о признании недействительным договора дарения квартиры по адресу: , заключенного 31 мая 2012 г. между ответчицей Матюниной И.В. и Стоцкой Л.Ю., действующей от имени истицы, и о применении последствий недействительности сделки.

В обоснование требований Брылева А.Н. указала, что в 2012 году с помощью Стоцкой Л.Ю. приватизировала квартиру по адресу: , в которой она зарегистрирована и проживает в настоящее время. После завершения приватизации в квартиру была зарегистрирована племянница – ответчица Матюнина И.В.

В 2013 году истице стало известно, что собственником данной квартиры является ответчица на основании договора дарения, заключенного 31 мая 2012 г. от имени истицы Стоцкой Л.Ю., действовавшей по доверенности от 30 мая 2012 г.

Такой доверенности она не выдавала, подпись в доверенности ей не принадлежит.

Истица просила признать указанные доверенность и договор дарения недействительными в силу ничтожности, поскольку данные сделки совершены в отсутствие ее волеизъявления на отчуждение квартиры в пользу Матюниной И.В.

Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г., в удовлетворении исковых требований Брылевой А.Н. было отказано.

В кассационной жалобе представитель Брылевой А.Н. просит отменить решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 26 октября 2016 г. кассационная жалоба представителя Брылевой А.Н. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационной жалобы.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Разрешая спор по существу и отказывая Брылевой А.Н. в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из отсутствия допустимых доказательств того, что доверенность от 30 мая 2012 г. на имя Стоцкой Л.Ю. подписана не истицей, а иным лицом. Кроме того, суд указал на пропуск годичного срока исковой давности.

При этом в удовлетворении ходатайства представителя истца о назначении почерковедческой экспертизы подписи Брылевой А.Н. судом первой инстанции было отказано.

С такими выводами согласился и суд апелляционной инстанции, сославшись на то, что в соответствии со статьей 166 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации удовлетворение ходатайства является правом, а не обязанностью суда.

С указанными выводами суда Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка) ( пункт 3 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Пунктом 1 статьи 182 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Согласно пункту 2 статьи 154 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонней считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.

Из пункта 1 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент оформления доверенности от 30 мая 2012 г.

, следует, что доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами.

Письменное уполномочие на совершение сделки представителем может быть представлено представляемым непосредственно соответствующему третьему лицу.

Истица Брылева А.Н., оспаривая факт выдачи ею доверенности от 30 мая 2012 г. на имя Стоцкой Л.Ю., указывала на то, что она не подписывала доверенность, то есть фактически истица отрицала факт совершения ею односторонней сделки, связанной с выдачей доверенности на имя Стоцкой Л.Ю.

Исходя из приведенных норм закона и доводов истицы, суд в соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, распределяя бремя доказывания по делу, должен был возложить на сторону ответчиков обязанность по представлению доказательств того, что воля Брылевой А.Н. на дарение квартиры в пользу Матюниной И.В. была выражена в надлежащей форме. В частности, доказательствами, подтверждающими данный факт, могла быть доверенность от имени истицы.

При этом суду следовало учитывать положения абзаца 2 части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым подлинные документы представляются тогда, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов.

Поскольку Брылева А.Н. заявила о подложности доверенности, то ответчикам надлежало представить подлинную доверенность или подлинник иного документа, свидетельствующего о выражении истицей воли на дарение квартиры. Однако в материалах дела подлинная доверенность от 30 мая 2012 г. отсутствует.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В силу части 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства.

В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями пункта 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющими принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Между тем указанная процессуальная обязанность судами не выполнена: в удовлетворении заявленного представителем истицы ходатайства о проведении по делу судебной почерковедческой экспертизы подписи, выполненной от имени Брылевой А.Н.

и имеющейся в представленной суду копии доверенности, было отказано по мотиву преждевременности такого ходатайства.

В чем выражалась преждевременность, суд не разъяснил, а также не рассмотрел вопрос о технической возможности проведения соответствующей экспертизы по копии документа.

Суд апелляционной инстанции указал, что удовлетворение ходатайства о назначении по делу почерковедческой экспертизы является правом, а не обязанностью суда. Однако такие выводы постановлены судом второй инстанции без учета положений статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Отказывая Брылевой Н.А. в удовлетворении исковых требований, суд также сослался на пропуск истицей годичного срока исковой давности, установленного пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации для оспоримых сделок.

При этом суд со ссылкой на пункт 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ) пришел к выводу о том, что сделка, связанная с выдачей доверенности, является оспоримой.

Между тем судом не были учтены положения пункта 6 статьи 3 Федерального закона от 7 мая 2013 г.

N 100-ФЗ “О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации”, которые устанавливают, что нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона ) об основаниях и о последствиях недействительности сделок ( статьи 166 – 176 , 178 – 181 ) применяются к сделкам, совершенным после дня вступления в силу настоящего Федерального закона .

Согласно пункту 69 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г.

N 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” положения ГК РФ об основаниях и последствиях недействительности сделок в редакции Закона N 100-ФЗ применяются к сделкам, совершенным после дня вступления его в силу, то есть после 1 сентября 2013 г. ( пункт 6 статьи 3 Закона N 100-ФЗ).

Выдача доверенности состоялась 30 мая 2012 г., то есть сделка была совершена до вступления в силу Федерального закона от 7 мая 2013 г.

N 100- ФЗ, в силу чего к спорным правоотношениям подлежали применению нормы статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации в прежней редакции, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. В частности, ничтожной являлась сделка по выдаче доверенности, если подпись от имени доверителя сфальсифицирована.

Срок исковой давности для оспаривания ничтожной сделки, установленный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, составляет три года, а не один год, как указал суд второй инстанции.

Указанные требования закона и разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации не были учтены судом второй инстанций при разрешении вопроса о пропуске Брылевой А.Н. срока исковой давности.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции ( пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства ( статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает нужным направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 мая 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник: https://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/grazhdanskij-processualnyj-kodeks-rossijskoj-federacii/razdel-ii--proizvodstvo-v-sude-pervoy-instancii/podrazdel-ii--iskovoe-proizvodstvo/glava-15--sudebnoe-razbiratelstvo/statya-181--grazhdanskiy-processualnyy-kodeks-rf/sud-praktika-k-state-181-grazhdanskiy-processualnyy-kodeks-rf-42529.html

Применение положений п. 5 ст. 166 ГК РФ о недействительности сделки в судебной практике

Ничтожность сделки судебная практика

Андрей Комиссаров

Руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

В п. 5 ст. 166 Гражданского кодекса закреплена одна из форм эстоппеля – правового принципа, согласно которому при наступлении определенных обстоятельствах лицо утрачивает право на возражение в обосновании своих притязаний.

Эстоппель можно назвать еще правилом коммерческой честности. Он запрещает переменчивое поведение сторон. Последствия его применение влекут за собой восстановление положения, существовавшего до того момента, когда кто-либо из участников сделки отклонился от выполнения установленной договоренности.

Законодатель установил, что заявление лица о недействительности сделки, действующего недобросовестно, в частности, если его поведение дает основание другим лицам полагаться на действительность сделки, не имеет правового значения.

Эта норма появилась в российском гражданском законодательстве сравнительно недавно. Введена в действие Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ. Причиной ее закрепления послужило огромное количество споров о признании сделок недействительными, значительная часть которых инициировалась недобросовестными лицами, стремившимися избежать исполнения взятых на себя обязательств.

С момента принятия нормы прошло достаточное количество времени и суды, в том числе высшие, определились со своей позицией по ее применению. Рассмотрим судебную практику, остановив свое внимание на следующих аспектах:

  • какие действия суды квалифицируют как поведение, дающее основание другим лицам полагаться на действительность сделки;
  • случаи, когда суды эстоппель не применяют.

Из анализа судебной практики очевидно: если стороны приступили к исполнению договора, требование о признании сделки недействительной судом не удовлетворяется. Приведем примеры.
 

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2015 г. № 66-КГ15-5

Ответчица в течение года выплачивала проценты за пользование займом и частично погасила основной долг.

Суд пришел к выводу, что такое поведение дало основание полагаться истцу на действительность сделки и расценил заявленное ответчицей требование о признании сделки недействительной после предъявления к ней иска о взыскании задолженности по договору займа суд как злоупотребления правом на признание сделки недействительной.
 

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 февраля 2016 года по делу № А66-1458/2014

Сторонами был заключен договор подряда. Подрядчик условия договора выполнил в полном объеме, что подтверждено документально, однако оплаты не получил. Судами установлено, что договор в силу ст.

168 ГК РФ является ничтожным, поскольку он вопреки требованиям Федерального закона от 18 июля 2011 г.

№ 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц” заключен ответчиком, являющимся субъектом естественной монополии, не по результатам открытого конкурса, открытого аукциона или иного способа закупки, предусмотренного действующим у ответчика Положением о закупке. Суды применили п. 5 ст. 166 ГК РФ и правильно исходили из того, что признание договора недействительным не освобождает ответчика, заказавшего и принявшего выполненные работы и услуги, от обязательства их оплатить. Суд оставил кассационную жалобу без удовлетворения.
 

Обзор судебной практики по вопросам, связанным с применением Федерального закона от 18 июля 2011 года № 223-ФЗ “О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц”, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16 мая 2018 г.

Возражение заказчика о признании договора поставки недействительным последовало после его исполнения сторонами на протяжении года и при обстоятельствах, когда к стороне, предъявившей встречный иск, заявлены требования, связанные с его ненадлежащим исполнением и, следовательно, с недобросовестным поведением.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции учел, что нарушения, допущенные самим заказчиком, не могут быть положены судом в основу признания договора недействительным по иску, предъявленному таким заказчиком.
 

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26 января 2017 г. по делу № А40-229964/2015

Ответчик заявил в суде апелляционной инстанции о том, что договор аренды, на основании которого начислена спорная задолженность, является мнимой сделкой.

Между тем он не оспаривает, что частично исполнял договор, внося арендные платежи за полученное в аренду имущество. При таких обстоятельствах, по мнению суда, ответчик в силу п. 2 ст. 431.1 и п. 5 ст.

166 ГК РФ не вправе ссылаться на недействительность договора аренды.

Суд пришел к выводу, что все приведенные ответчиком в кассационной жалобе доводы, направлены на уклонение от уплаты образовавшейся задолженности, поэтому оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции у суда округа не имеется.

Также суды признают недобросовестными организации, которые являются профессиональными участниками в сфере осуществления своей деятельности, в связи с чем осведомлены о правовых последствиях своих действий.
 

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВC РФ от 20 июля 2015 г. № 307-ЭС15-1642 по делу № А21-10221/2013

Страховая компания отказалась выплачивать страховое возмещение, ссылаясь на то, что условия заключенного договора страхования ответственности автоперевозчика за убытки, причиненные неисполнением (ненадлежащим исполнением) договорных обязательств отличается от положений п. 1 ст.

932 ГК РФ. Указанной нормой предусмотрено, что возможность застраховать риск неисполнения договорных обязательств должна быть прямо закреплена в законе, однако страхование ответственности перевозчика по договору автомобильной перевозки грузов законодательством не предусмотрено.

Суд пришел к выводу о недобросовестности поведения страховой компании, ссылаясь на то, что такие договоры заключаются страховщиком с любым обратившимся лицом на основании утвержденных организацией общими правилами. Страховая компания, являясь профессиональным участником рынка страховых услуг и считая себя добросовестным контрагентом, осознает правовые последствия данных договоров.
 

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 сентября 2017 года № Ф09-4177/17

Отклоняя доводы ответчика о том, что дополнительные соглашения, которыми изменялись площади передаваемого в аренду объекта, являются ничтожными ввиду нарушения процедуры их заключения, суды приняли во внимание отсутствие в материалах дела доказательств того, что ответчиком заявлялись какие-либо возражения относительно подписания дополнительных соглашений в связи с несоблюдением процедуры их заключения или неполучения согласия собственника на передачу дополнительных площадей.

Суды отметили, что ответчик, будучи профессиональным участником гражданского оборота, при соблюдении стандарта поведения разумного и осмотрительного коммерсанта имел возможность установить несоответствие дополнительных соглашений требованиям законодательства, а потому после исполнения им условий дополнительных соглашений он лишается права оспаривания такого договора в силу положений п. 4 ст. 1, ст. 10, п. 5 ст. 166, п. 2 ст. 431.1 ГК РФ и правовых позиций, изложенным в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. № 16996/09, Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2011 г. № 10473/11, Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2012 г. № 7884/12, определении Верховного Суда Российской Федерации от 20 июля 2015 г. № 307-ЭС15-1642.

На сегодняшний день судебная практика имеет два случая, при которых п. 5 ст. 166 ГК РФ не применяется.

1

Суды отклоняют доводы сторон, о том, что сделка не может быть признана недействительной в силу закрепленного в гражданском законодательстве принципа эстоппель, если в результате заключения сделки нарушается публичный интерес.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 февраля 2018 года по делу № А22-1209/2017

Организации был предоставлен земельный участок на основании договора безвозмездного пользования земельным участком в нарушение норм Земельного кодекса.

Суд не применил эстоппель, посчитав, что в данном случае нарушены установленные действующим земельным законодательством принципы платности землепользования и соблюдения публичных процедур при предоставлении земельных участков государственной и муниципальной собственности. При этом суд указал, что применение судом в настоящем деле правил п. 5 ст. 166 ГК РФ по заявлению организации приведет к нарушению положений п. 3 ст. 1, ст. 10 ГК РФ.

Обзор судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции, утв. Президиумом ВС РФ 20 декабря 2017 г.

Суд применил эстоппель, указав при этом, среди прочих оснований, что заключение подобных договоров не нарушает права третьих лиц и публичные интересы.

2

Суды не применяют эстоппель к требованиям о признании недействительными сделок по специальным основаниям, сформулированным законодательством о несостоятельности.

Определение ВС РФ от 8 февраля 2018 года № 305-ЭС17-15339

Вопреки выводам судов положения п. 5 ст.

166 ГК РФ, не дозволяющие оспаривать сделку ее стороне, которая давала другим лицам основание полагаться на действительность сделки, не применяются к требованиям о признании недействительными сделок по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о несостоятельности.

Данные специальные основания недействительности сделок направлены на защиту не столько интересов частноправового субъекта, являющегося стороной сделки, сколько на защиту его кредиторов (третьих лиц, не являющихся сторонами спорных правоотношений и не делавших каких-либо заявлений о действительности сделки).

Из представленных материалов можно сделать вывод, что анализируемая норма нашла свое применение и служит генеральным принципам гражданского законодательства, закрепленным в п. 3-4 ст.

1 ГК РФ, а именно добросовестности участников гражданских правоотношений при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и запрета на извлечение преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения.

При этом соблюдается баланс между частными и публичными интересами.

Принимая во внимание позицию судов можно уверенно сказать, что лицо, приступившее к исполнению порочной сделки, зная об имеющихся дефектах, лишает себя права в дальнейшем оспорить ее действительность.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/1234026/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.